Святитель Филарет Московский

Святитель Филарет Московский

Из книги Екатерины Щеголевой «Православные брак и семья»

(Книга состоит из высказываний, мнений и поучений святых, отцов Церкви и духовных писателей по различным проблемам семейной жизни. Это своего рода семейная хрестоматия, имена авторов которой, несомненно вызовут почтение у читателя).


Супружество и звание родителей не суть такие предметы, которые бы можно ненаказанно предавать в жертву страстям и в игралище легкомыслию, и что желающие иметь достойных детей благоразумно поступят, если предварительно самих себя сделают достойными родителями.


Кто из желающих сделаться или уже сделавшихся родителями не пожелал бы иметь детей добрых, благословенных? Но как не все дети соответствуют желаниям родителей, то, естественно, рождается вопрос: как достаются дети добрые, благословенные?

То, что добрые дети бывают не только у добрых, но иногда и у худых родителей и, напротив, у добрых родителей бывают не только добрые, но иногда и худые дети, нельзя объяснить простым изречением: «Так случается».

Каин с Авелем идут на поле (Быт. 4, 8). Италия. Венеция. Собор Святого Марка; XI в.

Каин с Авелем идут на поле (Быт. 4, 8). Италия. Венеция. Собор Святого Марка; XI в.

Когда пшеница родится на поле, где пшеница посеяна, мы не говорим, что это так случается. Но когда видим пшеничный колос, выросший на лугу, где пшеница не сеяна, говорим, что это так случилось, чем хотим сказать, без сомнения, не то, что колос родился без семенного зерна, или что семенное зерно само собой сделалось из земли, или что-нибудь подобное, но то, что нам неизвестно, как семенное зерно занесено сюда — ветром или уронено здесь прохожим. Следственно, мысль, что добрые или худые дети достаются родителям как случится, — мысль, которая могла бы приводить в уныние особенно добрых родителей и даже выражала бы некую несправедливость судьбы против них, по счастью, неосновательна и совсем ничтожна; это слова, которые выражают не более как отсутствие мысли, способной изъяснить событие.


Как же достаются добрые дети? — Недолго искать на сие закона, если видим добрых детей у родителей также добрых, благоразумных и попечительных о воспитании.

Врачи не признают ли за несомненное, что некоторые болезни переходят от родителей к детям? Еще менее может подлежать спору, что здоровье родителей наследуют дети, если особенные причины не похитят у них сего естественного наследия. Также смотря на лица детей, не ищем ли мы обыкновенно сходства с лицом родителей? Итак, если мы находим, что родители самим себе обязаны за некоторые телесные совершенства или недостатки своих детей, что препятствует то же в некоторой степени заключить и о высших свойствах душевных, о предварительных склонностях и расположениях?

Не есть ли даже удобопонятнее открытие чего-нибудь наследственного в душе, которая, как существо несложное, все свои способности и силы раскрывает из себя самой, из внутреннего духовного корня бытия, полученного с рождением, нежели в теле, которого устроение так много зависит от внешней, стихийной природы?


Убийство Авеля (Быт. 4, 8); Италия. Венеция. Собор Святого Марка; XI в.

Убийство Авеля (Быт. 4, 8); Италия. Венеция. Собор Святого Марка; XI в.

Чтобы (понять, почему) от добрых родителей родятся дети, их недостойные, или добрые дети — от родителей недостойных, или от родителей обыкновенных — дети необыкновенные, для этого надлежит вспомнить, что Бог есть сколь всемогущий и неизменный в судьбах Своих Законодатель мира, столь же премудрый и всесвободный Правитель оного, и всеправедный Судия не только видимых дел, но и сокровеннейших расположений человеческих.

Объяснимся примерами. Один и тот же Адам каких разнообразных рождает детей — Каина, Авеля, Сифа! Но и здесь должно примечать один общий закон рождения. Адам, свежим, так сказать, ядом недавно соделанного греха напоенный и недавним обетованием избавления поставивший себя в некую еще незрело обдуманную дерзость надежды, рождает Каина — дерзкого грешника. Адам, в несчастном рождении Каина испытавший тягость проклятья, привлеченного грехом, обманутый надеждой, уничиженный суетой, рождает Авеля — кроткого, но непрочного. Каин был сын надежды, Авель — сын сокрушения: сии различные чувствования могли иметь влияние на рождение, воспитание и образование детей. Наконец, Адам, продолжением скорбей глубже укоренившийся в смирении, терпением утвержденный в надежде и надеждой в терпении, рождает Сифа — надежное основание своего потомства.

Екатерина Щеголева. Православные брак и семьяСкачать книгу: Екатерина Щеголева. Православные брак и семья (RAR, RTF)

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *