Софья Сергеевна Куломзина (урожденная Шидловская) родилась в Санкт-Петербурге в 1903 году. Дочь последнего вице-председателя царской Думы Сергея Шидловского, вместе с семьей она покинула Россию в 1920 году. Училась в Германии и США (по рекомендации митрополита Евлогия), где получила степень магистра педагогики. Принимала участие в религиозно-философских собраниях, проводившихся выдающимися русскими религиозными мыслителями Николаем Бердяевым, о.Сергием Булгаковым и Семеном Франком.

Софья Сергеевна Куломзина (1903—2000)

Софья Сергеевна Куломзина (1903—2000)

До конца 40-х годов Софья Шидловская жила во Франции, полностью отдав себя работе с детьми в Русском студенческом христианском движении . Вместе с Елизаветой Скобцовой (впоследствии — матерью Марией) она оказывала материальную помощь нуждающимся русским эмигрантам. В годы нацистской оккупации, оставаясь во Франции, она оказывала посильную помощь советским военнопленным.

После переезда в США в 1948 году Куломзина основала Комиссию по православному образованию и с 1954 года в течение почти 20 лет преподавала в Свято-Владимирской духовной семинарии в Крествуде (штат Нью-Йорк) религиозную педагогику. Свято-Владимирская семинария присудила ей за труды почетную степень доктора богословия.

В последние годы Куломзина принимала активное участие в духовном возрождении новой России, являясь президентом ассоциации «Религиозные книги — для России». С.С.Куломзина — автор книг «С нами Бог», «История Православной Церкви», «Закон Божий» в 5 тт., ставших классикой православной педагогической литературы. В возрасте 77 лет Куломзина опубликовала книгу своих воспоминаний под названием «Много миров: русская жизнь». В России изданы ее книги: «Наша Церковь и наши дети» (1993), «Семья — малая церковь» (1997), «Закон Божий» (1991), «Рассказы о святых» (1996).


Любовь к детям

Семья растет, у нее появляются новые измерения и перспективы. В браке люди покидают состояние одиночества, становясь частью друг друга; после появления детей родители все больше отдают себя им, так что иногда возникает чувство потерянности в круговерти семейных забот и обязанностей. Каждый из членов семьи призван отыскать себя, личность любящего должна стать сильнее и богаче прежней. «Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12, 24). Это подлинная аскеза семейной жизни — трудная и мучительная. «Я» каждого из родителей ущемляется, ломается, подавляется нуждами других членов семьи. Христиане и не-христиане одинаково проходят через это испытание. Бессонные ночи, физическая усталость, скованность, беспокойство — всего этого не избежать. Отец может почувствовать себя заброшенным из-за того, что жена стала больше внимания уделять материнским обязанностям. Ущемление своего «я» может переживаться болезненно, с горечью. Христианство учит, что добровольная жертва хотя бы частью гипертрофированного «я» может стать началом созидания нового, лучшего человека. Наряду с готовностью принести в жертву часть своего «я» развивается не менее сильное желание познать «я» других, понять потребности их личностей, взгляды на жизнь, их способности.

Maria Zeldis

Чтобы глубже осмыслить отношения с собственными детьми, родители нуждаются в духовном руководстве и творческом вдохновении. В основе этих отношений — любовь, полная ответственности, включающая авторитет и уважение, а также стремление понять личность ребенка. С христианской точки зрения родительская любовь обладает эмоциональной полнотой любви, важно, чтобы она не становилась эгоистичной. В идеале она совершенно бескорыстна, и образец этому — любовь Божией Матери к Иисусу Христу. Родители не должны считать свою любовь неким подарком ребенку, который, в свою очередь, должен быть благодарен им, как за благодеяние. Когда я слышу жалобы родителей на неблагодарность детей, я начинаю сомневаться в их любви. Любовь матери к ребенку наполняет ее жизнь, обогащает ее. Это любовь к чему-то большему, чем она сама, к тому, что ей уже не принадлежит. Ребенок вырастает и уходит от родителей. Жертвенный, христианский смысл родительской любви состоит в признании этого факта, в радостном согласии с правом ребенка на независимость. Образы Авраама и Исаака и сегодня образец для родителей, которые жаждут посвятить жизнь ребенка Богу — не прервать его жизнь, а подчинить ее больше Богу, чем самим себе. По-моему, это прекрасно выражено на иконах Богоматери с Младенцем, прямо сидящим на Ее коленях: Ее руки обнимают Его, не прижимая к Себе.

(Из книги «Наша Церковь и наши дети»)

Наша Церковь и наши детиЧитать книгу полностью: С. С. Куломзина. Наша Церковь и наши дети

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *