Подготовка детей к исповеди и Причастию — тема для большинства родителей сложная, иногда даже болезненная. Литературы по данному вопросу очень мало, собственный опыт детской жизни в Церкви у большинства мам и пап отсутствует — вот и приходится каждый раз идти путём проб и ошибок. С другой стороны, подготовка детей к участию в Литургии для Церкви не нова.

О практике, сформировавшейся в екатеринбургском храме в честь Владимирской иконы Божией Матери, рассказывает протоиерей Андрей Канев. За 16 лет жизни прихода здесь уже успели родиться и вырасти дети, а родители приобрели опыт подготовки своих чад к таинствам.


kreshenie

16 лет назад многие ещё считали, что если человек причащается четыре раза в год и на день Ангела или день рождения, то он практически подвижник. Сегодня, слава Богу, пришло понимание, что без частого и регулярного Причастия христианину невозможно жить и спасаться. Господь сотворил нас нуждающимися в пище — мы должны завтракать, обедать и ужинать, чтобы иметь какие-то силы для жизни. В духовном плане Господь устраивает Таинство Святого Причащения, и оно не случайно связано с пищей. Мы принимаем Самого Христа, и это настолько тесное соединение, что очень похоже на то, как мы питаем тело. Чем реже человек приступает к Святой Чаше, тем меньше ему этого хочется, потому что душа мертвеет. Когда мы болеем, врач прописывает нам обязательный график приёма лекарств. И если мы его не соблюдаем, то болезнь берёт своё. Так вот, мы с вами больны грехом, он отравляет, убивает душу человека. Это общеизвестная истина. И Господь устанавливает Таинства Покаяния и Святого Причащения для того, чтобы мы оживлялись.

И для детей практика частого причащения важна. Родился в христианской семье ребёночек, стали его по воскресеньям приносить в храм на Причастие. Ребёнок подрастал, и вот, наконец, ему исполнилось… 6 лет 11 месяцев 29 дней — время «Ч» наступило. Что с ребёнком произошло? Ему исполнилось 7 лет. То есть раньше он показывал шесть пальчиков, когда его спросишь, сколько ему лет, сейчас он показывает семь — но разве он кардинально изменился? Нет. С точки зрения канонов, ребёнок должен исповедоваться с десяти лет, а не с семи, как мы привыкли, потому что шестилетний человек отличается от десятилетнего, в первую очередь, уровнем осознанности своих действий. Десятилетний ребёнок уже может нести ответственность за свои поступки.

О том, как строить исповедальные беседы с ребёнком, какие грехи можно обсуждать, а какие пока не стоит, — обо всех моментах необходимо советоваться с духовником. Потому что главный принцип подготовки к детской исповеди — не навреди!

Почему до семи лет дети не исповедуются? Для меня они — святые. Да, они могут делать зло (капризничать, обижать, вредничать), но они это зло в душу свою не допускают сознательно, не склоняют свою волю ко греху целенаправленно. Вот и получается, что дети зло делают, но не грешат.

Отчего же утвердилась традиция начала исповеди с семи лет? Лет 100 — 200 назад условия жизни были очень непростые. Дети, которые росли в традиционных семьях, взрослели быстрее, ведь как только ребёночек начинал ходить, он включался в хозяйство. Помните, у Некрасова «Мужичок с ноготок»? Шестилетний мальчишка — мужичок! Мне не верится, что современный шестилетний ребёнок сможет в одиночку привести из леса домой лошадку с телегой, гружёной дровами. И не удивлюсь, если он скажет: «Мама, возьми меня на ручки, возьми в ручки лошадку», — и мама это сделает.

173

У нас с вами дети до 14-летнего возраста называются отроками, а 200 лет назад в 14 лет мальчики женились, а девочки выходили замуж чуть раньше, в 12-13 лет. То есть, к 12 годам девочка уже была готова к самостоятельной жизни. У нас из-за того, что всё благополучно, что в магазинах изобилие товаров, что зарплаты пока ещё все работающие получают (и, дай Бог, это будет продолжаться), ребёнку работать не надо. Дети долго растут по уму, по ответственности и самостоятельности, но по грехам — быстро. Вот особенность нашего времени. В условиях информационного общества ребёнок очень быстро научается многообразию греха.

Вот поэтому и снижается возрастная планка первого прихода к исповеди. Подготовка к Причастию детей очень индивидуальна, один семилеток уже более-менее самостоятелен, а другой — совсем младенчик, и мы не можем его просто вытолкнуть во взрослую жизнь — иди, исповедуйся.

С точки зрения исповедующего священника это выглядит очень жестоко: приходит испуганный малышок, которого мама поставила в очередь на исповедь. А у аналоя стоит священник (отец Андрей или отец Георгий). Раньше он их воспринимал как «нормальных дядек», которые его причащали, с улыбкой давали целовать крест, кропили святой водой, и всё было нормально. И вдруг он смотрит на батюшку снизу вверх… и надо бы ему, этому ребёночку, «как бы покаяться», а он не знает, в чём. Его спрашиваешь: «Какие у тебя грехи? Как жизнь?» Он говорит: «Хорошо». — «А грехи есть у тебя?» Ребёночек начинает мучительно вспоминать, потому что у него нет опыта анализа «грех — не грех» — возраст ещё не тот, он ещё не может нравственно оценивать свои поступки. И ребёночек говорит: «Ну, есть». — «Какие?» Он называет то, что взрослые за грех уже не считают: маму не послушался, обиделся — и всё. Первая исповедь состоялась, счастливый ребёночек ушёл с довольной мамой домой.

Но дальше, дорогие мои, становится ещё интересней. Ведь мы его причащали раз в неделю. А теперь мы его должны вывести на какой-то другой режим, потому что мы сами по субботам не всегда готовы его приводить. И вот у нас ребёночек был со Христом всегда до шестилетнего возраста — и вдруг выпадает в новую жизнь, к которой его душа ещё не готова. Он начинает подходить к исповеди формально, опыта переживания греха, раскаяния у него ещё нет. Поэтому и неудивительно, что дети, когда им становится 14-15 лет, выпадают из Церкви.

Православие и мир2

Нам, священникам и родителям, обязательно нужно бороться с этой формальностью. Что делать? Самое главное — мы, взрослые (родители, бабушки, дедушки, крёстные) должны помогать ребёнку подготовиться к исповеди. С малых лет нужно внимательно воспитывать малыша, доносить до него, что он сделал плохого, и в чём грех, и попробовать вместе с ним каяться. Один батюшка рассказывал. Приходит на исповедь серьёзный малыш, с «бумажкой грехов», которую написала его мама. Батюшка читает: «Не слушался маму». А малыш с такими большими глазами, аки ангел, говорит: «Я слушаюсь маму». Батюшка читает следующий пункт: «Слишком много смотрит телевизор». «Ангел» отвечает: «Я вообще-вообще его не смотрю». Следующий пункт: «Слишком много ем». Он говорит: «Я вообще не ем никогда». По всем пунктам исповедальной записки малыш оправдался. Почему так происходит? Батюшка верит маме, потому что знает этого «ангела», который на самом деле эдакий сложный Винни-Пух. Но мама не объяснила сыну, что есть грех. Она просто для скорости написала ему — иди, исповедуйся. Да, он пришел на исповедь, зачитал список, но сомневаюсь, что что-то хорошее с его душой на такой исповеди произошло.

Семилетнему ребёнку не нужно перед каждым Причастием идти на исповедь. Почему? Повторюсь: потому что зло не повреждает ребёнка сразу глубоко, как взрослого человека. Вот подрались двое, а через пять минут они уже дружат. Вот другой ребёнок весь день смотрел мультики или капризничал, но на следующий день он уже это искренне забыл. Ему на исповедь нужно тогда, когда родителям удалось правильно найденными словами донести до него ужас совершённого греха. Ужаса от смотрения мультиков, я уверен, ребёнок не испытывает.

Каждый родитель совместно со священником должен определить частоту исповеди и частоту Причастия, чтобы не лишить ребёнка благодати Божией и не убить его душу формализмом

Православие и мир

В идеале каждый вечер было бы полезно родителю поговорить с ребёнком: «Как прожил день? Что запомнилось? Что огорчило?» И если ребёнок скажет: «Ну, я вроде подрался или что-то ещё такое сделал», — можно предложить ему: «А давай вместе попросим у Господа прощения за наши грехи». И вместе с ним сделать десять поклонов, пять, два, хотя бы один. Тогда ребёночек будет учиться чувствовать, что он сделал грех, и что надо попросить у Господа прощения. Получится, что ребёнок ежедневно будет исповедоваться Господу. Так вот, если мы с ребёночком поговорили с вечера, если он раскаивается, прощает всех, то почему бы не причастить такого замечательного христианина?

Родителям часто хочется, чтобы такие исповедально-воспитательные разговоры с их детьми вели священники. Но в большом приходе это и с точки зрения загруженности батюшек невозможно, да и неестественно это для ребёнка. Естественно — когда родители непринуждённо беседуют с ним дома. А чтобы возникла эта естественность, нужно вместе читать (не обязательно Закон Божий, а просто хорошие книги), обсуждать, чтобы возникли правильные доверительные духовные отношения. И не жалейте на это времени, ведь дети так быстро вырастают!

Недавно пришёл ко мне человек, который отсидел в тюрьме, перенёс большие беды, который буквально два дня назад резал себе вены. Он говорит: «А всё равно я верю». — «Откуда у тебя вера-то появилась?» А он отвечает: «Бабушка читала мне книги в детстве». Представляете? Несмотря на то, что у человека такая страшная жизнь, его всего переломало, он еле жив остался — всё равно в храм пришёл. И всё благодаря тому, что бабушка согрела его когда-то своей любовью. Она не была преподавателем воскресной школы — простая бабушка, читавшая ему перед сном книжки.

Ну, и в заключение скажем о главном: если мы сами не умеем исповедоваться, мы не научим этому своих детей. Начинай каяться сам, и твой ребёночек естественно будет научаться от тебя. Если родители искренне трудятся над собой, то ребёночек будет похож на них не только в страстях, но и в добродетелях.

Журнал «Православный вестник» (http://orthodox-magazine.ru/)

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *