Путь на Соловецкие острова для паломника не из легких, но, как и любое доброе дело совершаемое ради угождения Богу — посещение места освященного кровью святых новомучеников Российских – это путь ко спасению и освящению человеческой души.

Из Ростова-на-Дону в Санкт-Петербург три часа лету на самолете, потом в Кемь полдня на поезде, ну а из Кеми — два часа на корабле, и вот вы на Соловках. Если Вы любитель экстрима, то можно другой вариант — в Архангельск, а оттуда на небольшом самолете — «кукурузнике» попробовать добраться до Соловецкого аэродрома. Если Вы собрались на Соловки зимой (что маловероятно, если вы все-таки не экстремал) то «кукурузник» — единственное, на чем можно добраться. Белое море, конечно до конца не замерзает, но вот кораблям пробиться сквозь него не удается. Ну а летом корабли ходят спокойно, так что, пожалуйста, плавайте, сколько хотите.

На острова рекомендуется взять теплые вещи, так как температура с июня по октябрь редко поднимается выше 15 градусов. Животных на островах мало, поэтому не стоит беспокоиться о защите от волков, змей, клещей и прочих неприятных представителях российской фауны. Самым кровожадным (в прямом смысле этого слова) зверем на Соловках является соловецкий комар, так что баллончик со спреем взять просто необходимо.

И, наконец, о морской болезни. Бури на Белом море — явление обычное, поэтому заранее будьте готовы. Если вы хотите комфортно проплыть расстояние между материком и Соловками, или наоборот, советую выбирать корабль побольше.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ: ОБЩЕЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Рано утром мы приехали в небольшой городок Кемь (помните советский кинофильм «Иван Васильевич меняет профессию» где актер Сергей Филиппов в образе шведского посла требует у Ивана Грозного отдать «Кемскую волость?»). Кемь находится прямо на берегу небольшого залива, с которого и начинается Белое Море.

DSC01484

На Кемском вокзале, найдя таксиста, который по дороге кратко рассказал нам о том, как живется сегодня в этом поморском городе, мы добрались до порта. Для того чтобы купить билет на один из курирующих между Кемью и Соловками кораблей, мы зашли в местное управление, где можно было взять билеты до Соловков.

В этом здании можно было отдохнуть с дороги. Дом был построен в стиле русской избы и украшен чучелами животных.

Между Соловками и Кемью плавают два корабля — «Василий Косяков» и «Метель». «Метель» почти вполовину меньше «Косякова», но скорость у них примерно равная. В ожидании корабля, который должен был прибыть через час, мы погуляли по берегу, и натолкнулись на красивую, но, к сожалению, закрытую часовню Николая Чудотворца.

DSC01382

Теплоход «Метель» прибыл почти без опоздания. В него могут вместиться около ста человек, поэтому места хватило всем (что не скажешь о «Косякове», но об этом позже). Через несколько минут после прибытия «Метель» отчалила от Кемского причала и двинулась к Соловецким островам.

Путь был спокойный, так как шторма на море не было. Ветер, конечно, был (как без ветра на Белом море), но не слишком сильный, поэтому на палубе вполне можно было погулять и посмотреть на местных чаек, которых там было очень много. Через два часа, как и положено, «Метель» прибыла в Соловецкий порт. Всего в Соловецком архипелаге около ста островов, но более-менее крупных из них — шесть. Главным островом архипелага является Большой Соловецкий остров, на котором и располагается монастырь и на который мы приплыли. Этот остров больше всех остальных островов, вместе взятых, и на нем находится единственный населенный пункт Соловецких островов.

DSC01079

Поселок Соловецкий является настоящим воплощением старинной русской деревни, а монастырь полностью напоминает древнерусский город. Стена, вокруг монастыря, еще больше усиливает это впечатление.

DSC01317

Пройдя пешком от порта до главных ворот монастыря, пришлось остановиться и решить, что делать. Было три часа дня, и, с одной стороны нужно было брать обзорную экскурсию по монастырю, чтобы не потерять этот день впустую. С другой стороны экскурсия длится три часа, а у нас были очень тяжелые рюкзаки. Да и до гостиницы было не так близко. Но ведь мы приплыли сюда именно для того чтобы посмотреть этот великий оплот православной веры и было бы очень глупо лишаться представившейся возможности. Итак, наша экскурсия по Соловецкому монастырю началась.

Стены монастыря построены в характерном Соловецком «стиле». Сначала укладываются огромные камни весом до восьми тонн, в несколько ярусов. Щели между ними забивают битым кирпичом и известью. Потом подходит очередь кирпичной стены, и завершает все деревянная крыша. В свое время такая конструкция спасла монастырь от английских пушек, во время Крымской Войны.

DSC01188

Главные ворота монастыря называют Святыми вратами. Над ними находится Надвратная церковь, которая внутри — подлинный шедевр храмовой росписи. Пройдя врата, оказываешься у подножия невысокого холма, с которого на тебя смотрит  Соловецкий монастырь.

Монастырь, несмотря на многочисленные строительные леса, был великолепен. Особенно поражал своей красотой главный храм — Троицкий собор. К сожалению, из-за того что системы отопления в соборе нет, там всегда холодно, и службы в нем ведут только в июле и в августе, когда здание хорошо прогревается. На территории монастыря есть только одна церковь, Благовещенская, работающая круглогодично (в ней есть отопление).

DSC01133

Каждая из семи огромных башен монастыря в старину была оснащена арсеналом пушек. Нападения на монастырь в средние века было обычным делом, и монахи были вынуждены принимать все меры защиты.

После трехчасовой экскурсии мы двинулись по пыльной дороге поселка к нашей гостинице «Соловки Отель». Пыльной дорога была, потому что на Соловках не разрешено укладывать асфальт. Весь архипелаг является заповедной зоной, поэтому там не разрешена никакая индустрия.

DSC01374

Дорога шла мимо озера Святого — того самого, на берегу которого и находится монастырь. Вода в озере почти черная, и, несмотря на его небольшую глубину, казалось что под верхним слоем воды сплошная бездна.

Вскоре поселок кончился и вдоль дороги, вместо домов появились невысокие березы со скрученными чуть ли не спиралью стволами. Этот природный феномен объяснялся тем, что в суровом северном климате березам крайне сложно выжить, вот они и стараются быть как можно ближе к земле. За необычные очертания стволов, туристы и паломники прозвали их «танцующими березами».

 Когда березы кончились, мы увидели настоящее распутье. В разные стороны шли три дороги. Не хватало только, чтобы посередине стоял камень со сказочными письменами. Вместо него там стоял обычнейший столб-указатель, который возвещал, что налево пойдешь — к Переговорному Камню выйдешь (тот самый камень, на котором настоятель монастыря Александр и капитан английской эскадры в 1854 году договаривались о мире), а прямо пойдешь — на берег придешь. Направо никакого знака не было, да и в принципе, дорога в нем не нуждалась. Оранжевые корпуса «Соловки Отеля» были всего в каких-либо пяти метрах от указателя.

Наконец-то добрались. Быстро заселившись во втором корпусе, мы поужинали в гостиничной трапезной и отправились в номер. Корпуса сделаны из бревен и выложены как в русской избе, поэтому внутри не пропадало ощущение, что ты находишься где-то в далеком прошлом

Мы немного погуляли по берегу моря, однако усталость дала о себе знать. Часам к одиннадцати мы вернулись в номер. На этом наш первый день на Соловках закончился.

ДЕНЬ ВТОРОЙ: ЗАЙЦЫ, ТУНДРА И КРЕСТ

На следующий день погода была превосходной. Нас еще в первый день поразила температура плюс двадцать, а сегодня градусник показывал все двадцать четыре. В общем, была идеальная погода для далеких путешествий.

На сегодня мы уже наметили несколько интересных маршрутов. От путешествия на остров Анзер, второго по величине острова Соловецкого архипелага, мы сразу отказались — слишком далеко и долго. Гораздо более привлекал другой маршрут — на Заяцкие острова, которые находились совсем рядом. А после обеда мы намеревались отправиться на Секирную гору, где в Советское время располагался штрафной изолятор знаменитого Соловецкого Лагеря Особого Назначения (СЛОН).

Рано утром мы пришли на службу, которая поразила нас своей красотой. После службы мы пошли на причал. Корабль, который должен был отвезти нас на Заяцкие острова, был одним из четырех личных монастырских кораблей. Назывался он «Святитель Николай», и это название было очень символичным — ведь именно Николай Чудотворец и является покровителям всех по морю плавающих. Надеясь на помощь Святителя Николая в нашем сегодняшнем путешествии, мы с нетерпением ждали корабля.

И вот он появился — намного меньше, чем даже «Метель», но достаточно большой, если сравнивать с большинством местных судов. На мачте развевался российский флаг, а под ней находилась икона Николая Чудотворца. Погрузившись на корабль, мы двинулись в это новое путешествие.

Заяцкие острова широко использовались еще с былых времен. Через некоторое время после основания монастыря, монахи построили на Заяцких Островах небольшой скит. В то время эти два небольших острова постоянно использовались моряками для стоянок. Два разных течения омывают Соловецкие берега, поэтому морякам следовало остановиться и переменить паруса, прежде чем плыть на Большой Соловецкий остров. Идеальным местом для этого были Заяцкие острова.

На этот раз путь был недолгим. Через сорок минут после отплытия «Святой Николай» прибыл в небольшую каменную гавань Большого Заяцкого острова — именно на нем находился скит.

Название «Заяцкие острова», до сих пор точно не изучено. Скорей всего острова названы так из-за населяющих эти острова многочисленных зайцев. Еще одной версией является наличие в водах Заяцких островов тюленей, которых называют «морскими зайцами». К слову сказать, одного такого тюленя мы видели во время плавания.

Заяцкие острова это самая южная точка Соловецкого архипелага, но, как не странно, единственное место на всех островах, где из природных зон присутствует тундра. Всю растительность на Большом Заяцком острове составляет тундровые травы и березы, которым здесь приходится еще хуже, чем березам на Соловецком острове — здесь они вообще не  дают почти никакого роста, так что их можно принять за карликовые. Растительность на этом острове, так же как и в обычной тундре, крайне нежная, поэтому для паломников проложены мосты.

DSC01208

Единственным напоминанием о том, что эти острова, как и Святая гора Афон, до прихода монахов, принадлежали язычникам, остались лабиринты Заяцких островов —  выложенные камнем, на высоту чуть меньше 30 см. До сих пор точно не известно, с какой целью они были построены, но установлено, что некоторым из них больше двух тысяч лет.

На побережье острова раньше находилось очень много крестов. У поморов есть старинная поговорка «Кто по морю Белому не хаживал, тот Богу не молился», и она вполне оправдывает себя. Бури на Белом море часто бывают очень сильными, поэтому все моряки, пускавшиеся в путь с материка на Соловки, говори «Выживу — поставлю крест». Берега Заяцких островов были усеяны крестами, которые поставили моряки, приезжавшие сюда за птичьими яйцами. Кстати, это еще одна версия названия островов — легко представить как в русском лексиконе словосочетание «За яйцами» перешло в название «Заяцкие».

В Советское время почти все кресты снесли. Осталось лишь несколько старых и несколько новых, поставленных современными моряками.

От самого скита мало что осталось. Соловецкий лагерь существенно затронул и его. До 1937 года здесь находилось женское отделение лагеря, поэтому большинство построек использовалось как бараки. На острове осталась одна-единственная церковь Андрея Первозванного, которую реконструировали в более поздние времена.

Пробыв на Заяцких островах около двух часов мы, все на том же «Святом Николае» вернулись в поселок. Там нас ждало разочарование — на Секирную гору мы в этот день попасть не смогли, так как все билеты были уже проданы. Тогда мы решили поехать туда на следующий день, а сейчас отправиться пешком до небольшой Филипповой пустыни, располагавшейся в нескольких километрах от поселка.

DSC01263

Путь был трудный, но дал возможность полюбоваться красотами Соловецких лесов, а так же видом на монастырь с другого берега Святого озера.

Сама Филиппова пустынь являлась склоном высокого холма, на котором находилась монашеская келья. На самой вершине холма находился крест — как и в любом другом месте на островах, связанного с православием. Сам крест был достаточно большим — метра три в высоту, почти как растущие рядом все те же кривые березы.

DSC01033

С вершины холма открывался красивейший вид. Вдалеке серебрилось Святое озеро, а сам монастырь казался подернутый какой-то полупрозрачной дымкой. Вокруг была полная тишина. Создавалось ощущение умиротворенности и спокойствия. Вдоволь насладившись этой красотой, мы пошли в обратный путь.

По прибытие в поселок мы пошли на вечернюю службу. По сравнению с утренней она была тихая, не столь величавая, но не теряла из-за этого своей особенной красоты. По окончании службы для прихожан открыли мощи главных соловецких святых. Завтра нам предстоял путь на Секирную гору — самую высокую точку Соловецких островов — самый далекий путь из всех, уже проделанных нами по этому святому месту.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ: ПУТЬ НАЗАД

Нет, все-таки правы были синоптики, говоря, что жаре на Соловках радоваться нельзя. Два дня хорошей и ясной погоды сменились таким холодным для июня утром, что даже местные слегка удивились. За одну-единственную ночь температура с двадцати четырех градусов упала почти до пяти. Небо затянуло сплошными облаками. С моря дул ледяной ветер, поэтому, когда мы подошли к монастырю, ощущение было что мы не в ста шестидесяти километрах от полярного круга, а в самом его центре.

DSC01207

На утренней литургии, в связи с резким похолоданием людей было не так много как в прошлый раз. После ее окончания, мы пошли в экскурсионное бюро, где должны были сесть на автобус, который отправлялся на Секирную гору.

Секирная гора — местное название, если учитывать географические правила, это был холм, т.к. он не превышал ста метров над уровнем моря. На этой горе в Советское время находился штрафной изолятор «СЛОНа», а сейчас там располагалась церковь Святого Архистратига Михаила и по совместительству, единственный маяк на Большом Соловецком острове.

Мы добрались до места по дороге, построенной в восемнадцатом веке. Как любят шутить местные, тогда же ее последний раз и ремонтировали. Асфальта, понятно, на ней нет, и вся дорога испещрена выбоинами. Автобус подскакивал на них бессчетное количество раз, и мы вздохнули с облегчением, когда он остановился у дороги, ведущей вверх по склону поросшей лесом горы.

Добрались до вершины мы быстро. На пике горы стояла церковь, а чуть к низу от нее несколько бревенчатых строений — штрафных бараков.

Соловецкий лагерь, являясь самым жестоким лагерем Сталина, после Колымы, оставил значительный след в истории островов. Нигде это так не проявлялось, как здесь, на Секирной горе. Главным памятником сотен погибших и замерзших здесь заключенных был огромный, метров пять в высоту красный крест, на небольшой возвышенности у стенда, на котором находились фотографии, рассказывающие историю лагеря до его уничтожения.

DSC01094

Прямо рядом с храмом находилась одна из лучших Соловецких смотровых площадок. С нее открывался вид на всю северную часть острова, и на  Белое море. Нас разделяло несколько десятков километров, и, несмотря на это, мы отчетливо видели, как жестоко бушевали воды моря.

Храм Архангела Михаила на Секирной горе — единственное место, где я когда-либо видел изображение всех архангелов. Так же по всему храму размещаются иконы с изображениями различных чудес Архистратига Михаила. Так как на Секирной горе живет только один монах, и практически не появляются местные жители, то вокруг было очень тихо.

Назад мы шли по иному пути. С другого склона горы тянется длинная деревянная лестница — о ней еще писал Солженицын в своих романах. Всего в лестнице около трехсот ступенек.

Мы вернулись из нашего последнего путешествия по Соловкам в хорошем настроении. Теперь оставалось только упаковать рюкзаки, и идти на пристань.

И вот мы поднимаемся на борт парохода, который через несколько минут отчалил и отправился в путь на материк. Монастырь еще несколько минут виднелся на горизонте, а потом и он, и остова исчезли из виду. До свидания, Соловки!

DSC01191

Назад мы плыли на другом корабле — «Василий Косяков». Он был намного больше «Метели», но это нас не спасло от чудовищнейшей качки. В свое время мы много плавали, начиная от маленьких лодок, и кончая огромными океаническими лайнерами, но такого еще никогда не видели. Большой корабль швыряло на волнах все равно, что щепку, и мы были крайне рады, когда он наконец-то причалил к сходням Кемского порта.

Мы ненадолго остановились все в том же Управлении, а потом отправились на вокзал. Там, совсем недолго подождав, мы сели в наш вагон. Когда он тронулся, мы мельком увидели через окна блеснувшие волны Белого моря. Колеса мерно стучали. Поезд уносил нас в Санкт-Петербург.

Сулавко Д. О.

                                                            Фото: Сулавко О. М.

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *