Довольно часто приходится слышать вопрос: как маме с маленькими детьми найти время для творчества? Честно сказать, смешно с моей стороны давать практические советы – уж очень туго у меня с «тайм-менеджментом». Зато я хорошо знаю, что бывает со временем, которое не стали «тратить» на творчество.

Ведь молодые мамы, особенно верующие, часто обо что спотыкаются? Они начинают себя стыдить: как, мол, можно отнимать время у ребенка и тратить его на возню с красками, клавиатурой, музыкальным инструментом или чем-то еще подобным? Жена спасется чадородием, а не «творческой самореализацией»! И потому – надо смириться и ступать на кухню, а не к мольберту, никому не нужному, и тем более – не к компьютеру…

Матушка Елена Фетисова

Матушка Елена Фетисова

Я за свое не слишком долгое материнство несколько раз «завязывала» с творчеством: уходила из районной газеты, прекращала участие в студенческом журнале, не сдавала к сроку колонку, планируя «начать новую жизнь с понедельника» и по ночам щи варить, а не тексты писать.

Думаете, освобождалось изобилие времени для лучшего ухода за детьми и генеральной уборки? Если бы! Нет, первые два дня я действительно пыталась войти в роль «идеальной жены»: с утра пораньше надраивала кухню, читала книжку детям в два раза дольше обычного и ставила смелые кулинарные эксперименты. Но потом…

 Потом оказалось, что мера эмоциональной включенности в «горшечно-пеленочные» будни имеет определенный предел, за которым ты «даешь сбой»: уходишь «чай попить» минут на 40, с интернетом. Обед готовишь в два раза дольше, путая соль, сахар и стиральный порошок. Собираешься на прогулку с криками и бессмысленным мельтешением. Снова пьешь чай – и снова с интернетом. Уложив детей, ты ничего не пишешь – но и мало что делаешь. Возишься с посудой дольше обычного, вновь лезешь в интернет, болтаешь с мужем часа по три… А утром ходишь раздраженной оттого, что ничего не сделано. Творчество «небольшими порциями» не отнимает «детского» времени – оно просто позволяет маме не убить то время, которое иначе будет потрачено ни на что. То есть вопрос о том, как найти время на творчество – это вопрос о том, как лучше использовать время, которое ты уже и так давно «нашла» на чай, тупые прогулки по сети и ленивое ползание по квартире во время затянувшейся уборки.

Екатерина ДудникА можно ли все-таки как-то собраться и это «пустое» время тратить не на чай, но и не на «творческое самоугодие», каким оно иногда нам кажется, а на что-то полезное? Я пыталась «взяться за ум» и вместо «бесполезной писанины» ночью утром встать пораньше, чтобы использовать лишние два часа на обустройство квартиры и творческое развитие детей. Расписывала акрилом стены и всё, что попадалось под руку в детской и в нашем дворе. Дети, действительно, смогли немного поучаствовать в этой вакханалии энтузиазма. Но когда я раскрасила стол в детской в синий с оранжевым цвет и намалевала ромашки прямо на фасаде нашей городской «типовушки», муж сказал: «Знаешь что… Лучше тексты пиши, а то соседи во дворе обидятся».

Увы, творчество – это не то, чем можно заниматься или не заниматься по желанию. Это форма существования, которую человек получил от Творца в момент сотворения. Душа наша по природе творческая. Не то, чтобы мы поголовно призваны писать стихи и картины маслом – но мы самым естественным образом творчески проживаем каждый миг жизни, периодически «творя» хотя бы новый маршрут прогулки с детьми или композицию на полочке в ванной.

Счастливы те мамы, чья потребность творчества полностью реализуется в режиме исполнения семейных обязанностей. Например, у меня есть знакомая, которая к рождению пятого ребенка стала настоящим художником-кондитером: ее дети периодически получают в подарок торты со львами, былинными богатырями и разными диковинными узорами, а муж-музыкант – пироги в виде гитары. Кто-то реализуется в педагогическом творчестве, выдумывает для своих детей удивительные игры, ставит домашние спектакли, сочиняет смешные песенки…

Екатерина ДудникНо бывает, что этого мало. Или бывает, что человек не сразу может перестроиться и понять, как ему по-новому реализовать какой-то художественный талант в условиях «прироста» семьи. Самым простым и очевидным кажется вариант «А» – закопать. Но дар творчества, который человек – пусть даже из соображений самых благих – отказывается растить и преображать, не исчезает, а лишь уродуется и деградирует, постепенно уродуя и жизнь своего обладателя. Всё чаще я думаю, что такие банальные и печальные вещи, как семейные склоки из разряда: «Твоя мама на меня так посмотрела…», «Твой муж это сказал таким тоном…» – это типичные случаи искажения людьми собственных творческих способностей. Воображение, работающее вхолостую, неиспользованный талант писателя, актера или сценариста – вот что стоит за этим бесконечным стремлением женщин превратить жизнь в мелодраму, а мужчин – в героическую трагедию. А сколько яда выплескивают на головы собственных чад родители с «задатками», закопанными где-то там, в далекой юности! Хуже всего, если и закопаны они были «ради детей», – о, берегитесь, дети! Вам это припомнят…

Надежнее – не закапывать. Ни дар творчества ради детей, ни детей ради творчества. Да, пока дети маленькие, маме не развернуться на широкую ногу с художеством или писательством, но этого и не требуется. Недавно я с ужасом узнала, что событие, которое я помню как «вчерашнее», случилось 14 лет назад. Четырнадцать лет – как один миг! Значит, через такой же «миг» моей старшей дочери будет двадцать, а кто-то из ваших чад уже выйдет замуж и уедет жить в другой город. И тогда времени творить будет хоть отбавляй – лишь бы испорченные отношения с близкими не отбили желания творить!

Значит, близкие – на первом месте, но нужно оставить себе и какую-то минимальную отдушину в собственной профессии или хобби, которая освежала бы душевные силы, поддерживала творческий дух, дыша которым, женщина постепенно привыкнет творчески осмысливать и такие простые бытовые вещи, как уборка игрушек с детьми, приготовление завтрака и сборы на прогулку. Пара часов ночью на текст, одна картина в месяц, написанная в шесть утра, пока все спят, одна мелодия в полгода – хотя бы что-то, что сохранит полноту бытия и душевное равновесие.

А время не нужно искать – можно просто воспользоваться тем, в которое мы «гуляем» по сети, прикрывая уныние от собственной нереализованности, или же ссоримся с родными…

О женской доле и творческом подходе

Екатерина ДудникОб этом пишут и размышляют периодически, но все равно как-то вновь и вновь многие искушаются вопросом: а с какой стати, собственно? Мне кажется, что именно «по-женски» я поняла в последнее время причину на примере конкретных ситуаций. Вот такая со мной частенько выходит история: стою, например, на кухне, посуду мою, обдумываю животрепещущую тему будущего текста. Восхожу из глубин анализа к высотам смелых обобщений, чувствую уже, что «легкость в мыслях необыкновенная у меня»… И тут раздается крик:

— Мама! Ванька горшок перевернул!!!

За всех женщин не отвечаю, конечно, но я в первую секунду – зверею. Такой «полет» прервали, понимаете ли! Если повезет, то секундой все и ограничится, если нет – будет десятиминутка плохого настроения.

А ведь мой текст для сайта – это еще не говорение в Церкви, то есть не глубокое рассуждение на важную общецерковную или богословскую тему с выводами нормативного характера. Богословская тема требует совсем другой степени включенности в процесс ее разработки. Тут надо не посуду мыть, а закрыться эдак на полгода за звуконепроницаемой дверью и перелопатить труды святых отцов по данному вопросу, постановления Соборов, работы современных богословов… В противном случае лучше действительно молчать, как женщине, так и мужчине. И пускай там горшки переворачивают, попугая голодом морят, без прогулки сидят и без чтения – у меня важная миссия, я Церкви открываю новые глубины Ее учения. Неплохо, не правда ли?

Видимо, у женщины выше градус эмоциональной вовлеченности в предмет обдумывания. Я заметила, что супруг, готовясь к выступлению на какой-нибудь конференции, преспокойно находит время покачать сына за ноги или жене комплимент сказать. Я же, когда всего лишь диплом писала, увлеклась так, что готова была всех на свете на Зеньковского променять. И вот ты сидишь и обдумываешь, влияет ли у Зеньковского софиология на педагогические идеи, а к тебе лезут с какой-то ерундой про Курочку Рябу: ух, думаешь, куда б сбежать от вас?!!

Екатерина ДудникПотом остываешь и еще думаешь – а кому оно нужно, такое мое «богословие»? Вот запущу я детей из любви к «изысканиям», достану мужа творческой неряшливостью и нежеланием общаться, отвлекаясь от «умных» мыслей, устрою себе ад вокруг – везде, кроме собственной головы. И буду кому-то вещать о Боге и верном пути ко спасению? Но какой образ Бога я принесу Церкви из глубины сердца, которое неминуемо станет озлобленным и несчастным от хронического издевательства над женской природой?

Если женщина пытается реализоваться как женщина – у нее остается слишком мало времени на то, чтобы поучать Церковь. По крайней мере, до поры, пока дети не вырастут. Если же женщина увлеклась и ищет самореализации в ущерб своим материнским чувствам, давя их на корню, то ей, действительно, рановато учить христиан, призванных к возможно полной реализации Божьих замыслов о человеке, к максимальной полноте бытия, а не зацикливанию на узких – даже и внешне благочестивых – целях. Думаю, женщина вполне способна быть не слишком счастливым в личной жизни, но прекрасным специалистом практически в любой области знания. Кроме богословия. Богословие требует цельного, спокойного, благодарного Богу сердца.

Если же нет противоречия, если богословские размышления не мешают женщине исполнять роль женщины, тогда появляются удивительные исключения. Таким удивительным исключением казалась мне почившая Марина Андреевна Журинская. Я никогда не встречалась с ней лично, но в ее текстах помимо научной и богословской глубины мне всегда чудилась какая-то спокойная красота неискаженной женственности. В них не было той неприятной и непоборимой формы женского кокетства, которая заставляет думающую женщину демонстративно чуждаться «бабской» тематики и женских слабостей. В них была сила – и временами даже резкость – очень полно реализованной жизни. Повторюсь, я не знала ее лично и могу ошибаться. Но я бесконечно благодарна ей за то, что именно она – не молчала.

Однако же это исключение не отменяет общего «правила»: женщине, наверное, стоит говорить на глубокие богословские темы лишь тогда, когда это не мешает ей быть женщиной. Ну, и Церкви не мешает, конечно.

Матушка Елена Фетисова

 Использованы иллюстрации Екатерины Дудник

Сайт храма Иоанна Предтечи г. Кирова (http://hram-predtecha.ru)

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *