Жизнь святых отцов во все времена была и будет неиссякаемым источником для духовного питания и подражания. Святые отцы достигли цели: они спаслись — унаследовали Вечную блаженную Жизнь. Святость жизни подвижников свидетельствует, что их мысли, чувства и все действия были благоугодны Богу. Святые отцы были храмами Духа Святого.

Руководствующийся их жизнью, без всякого сомнения, руководствуется Святым Духом. Жизнь каждого святого отца — это один из путей ко спасению. Следование жизни святых отцов — верное руководство к Небу, засвидетельствованное самим Небом. Подвиг всех святых основывается на Евангелии и научает, как деятельно исполнять его в жизни. Евангельские заповеди кратки, жизнеописания святых показывают, как мужи Духа осуществляли эти заповеди при самых различных обстоятельствах жизни.

Жития святых и отдельные примеры из жизни подвижников подобны богатому собранию врачебных средств. Изучая их, христианин может найти для своих недугов спасительное врачевство. Святая Церковь с древних времен признавала усвоение жизни святых отцов единым правильным руководством в духовной жизни. В прежние времена жития святых регулярно читались за богослужениями в храмах. К сожалению, большинство современных христиан почти совсем не знают житий святых.Краткий и простой пример тверже запоминается слушателями и часто производит большее действие, чем теоретические рассуждения. Святитель Григорий Двоеслов пишет: «…Есть люди, в душах которых можно возжечь пламень любви к Отечеству Небесному не столько наставлениями, сколько примерами».

Творожников Иван Иванович. Нищие около церкви 1889 г. Государственная Третьяковская галерея

Творожников Иван Иванович. Нищие около церкви 1889 г. Государственная Третьяковская галерея

443. Притча, сказанная мирянином о том, что милостыня превосходит подвижничество и чистоту

Один мирянин весьма благочестивой жизни пришел к авве Пимену. У старца были, по случаю, и другие братия, желавшие послушать его беседу. Старец сказал благочестивому мирянину: “Скажи братиям что-нибудь в наставление.” Мирянин отказывался. Но старец принудил его, и он начал: “Не умею говорить от Писания, я скажу вам притчу. Один человек сказал своему другу: “Я желаю видеть царя, пойдем со мной.” Друг отвечал ему: “Пройду с тобой половину дороги.” Сказал он и еще одному другу: “Пойди проводи меня к царю.” Тот отвечал: “Доведу тебя до царского дворца.” Он сказал и третьему другу: “Пойдем со мной к царю.” – “Пойдем, – отвечал третий друг, – я доведу тебя до дворца, введу в него, скажу о тебе царю и представлю тебя ему.” Братия спросили мирянина, что значит эта притча? Он отвечал: “Первый друг есть подвижничество, которое доводит до истинного пути; второй – чистота, которая возносит до небес; третий друг – милостыня, которая с дерзновением приводит к Самому Царю – Богу.” Таким образом братия получили назидание и разошлись.

(Достопамятные сказания. С. 211. № 109).

444. Затворнику, взявшему от вельможи златницу, в видении было показано, что он должен жать дурную траву на чужом поле

В одном монастыре жил затворник, служивший в духовной жизни образцом для других и между прочим поставивший себе за правило никогда ничего не принимать от кого бы то ни было. Но вот однажды явился в монастырь старейшина города с милостыней и, раздав каждому монаху по сребренику, стал умолять и этого затворника, чтобы он принял от него златницу. Старец побоялся оскорбить высокого гостя и взял подаяние. Старейшина затем ушел, а затворник, пропев каноны и прочитав положенные молитвы, лег по обычаю на рогоже, чтобы немного уснуть. И что же? Он почувствовал себя как бы в восторге и увидел себя стоящим на поле, которое все было покрыто дурной травой. Тут явились и монахи монастыря, в котором он жил, а вместе с ними и грозный юноша, который стал приказывать им, чтобы они сжали все терние. Потом приступил и к нему самому и сказал: “Опояшься и жни худую траву.” Затворник стал отговариваться. Тогда юноша продолжал: “Не имеешь права уклоняться, ибо нанялся со своими монахами, взяв деньги у бывшего у вас вчера старейшины. Итак, приступи и жни.” В это время затворник проснулся и тотчас понял смысл видения. Он пригласил к себе давшего ему милостыню и стал умолять, чтобы он взял назад свое подаяние. Когда же тот отказывался, старец сказал: “Не хочу чужие грехи принимать, ибо и своих у меня множество!” И с этими словами выбросил подаяние и затворил окно своей келии.

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 527).

445. Подавая милостыню, пресвитер допустил мелочную расчетливость, за что и был обличен старцем

Говорил некий старец: “Часто случается, что иной делает много добра, но диавол влагает в его сердце мелочную расчетливость в ничтожных вещах, чтоб похитить у него ту награду от Бога, которой заслуживал бы он за свое дело. Однажды, когда я был в Оксиринхе и сидел в гостях у некоего пресвитера, подававшего много милостыни, пришла к нему вдова и попросила немного пшеницы. Он сказал ей: “Пойди принеси четверик, я отмерю тебе.” Она принесла. Он, смерив рукой четверик, сказал ей: “Слишком велик!” Эти слова заставили вдову покраснеть. Когда она вышла, я спросил его: “Авва, ты дал вдове пшеницы взаймы или нет?” Он отвечал: “Нет! Подарил.” – “Если ты все отдал даром, то для чего позволил себе в мелочи быть расчетливым и привел вдову в смущение?”

(Еп. Игнатий. Отечник. С. 508. № 124).

Суриков Василий Иванович. Богач и Лазарь 1873 г.

Суриков Василий Иванович. Богач и Лазарь 1873 г.

446. Один человек, тяжело болея, раздал нищим богатую милостыню, и ради нее Бог дал ему выздоровление; когда же он стал сожалеть о розданных деньгах и в храме отказался от своей милостыни в пользу своего друга, то был поражен внезапной смертью

Некий человек, живший в Царьграде, тяжко заболел и, будучи объят ужасом смерти, решил привлечь к себе милость Божию через милостыню. Он раздал нищим тридцать литр (Мера веса драгоценных металлов; одна литра приблизительно равна 269 г.) золота, и милостыня действительно спасла его: он выздоровел. Что после этого, казалось, оставалось делать ему, как ни день и ночь благодарить Бога за свое спасение? Но нет! Крепко затужил он о своем золоте, и мысль о розданной во время болезни милостыне не давала ему ни минуты покоя. Мучимый ею, он пришел к одному из друзей и открыл ему всю свою скорбь. Этот человек был благочестивый и милостивый и решил вразумить сребролюбца. “Брось, – сказал он ему, – этот диавольский совет и Бога, воскресившего тебя из-за милостыни, не гневи. Иначе, кто знает, может, Он поразит тебя внезапной смертью и тогда без покаяния умрешь.” Но скупец этими словами не вразумился. Тогда друг сказал ему: “Ну, если не слушаешь меня, так пойдем со мной в церковь, там твои деньги я тебе возвращу, только скажи перед Богом, что не ты сотворил милостыню во время болезни, а я.” Сребролюбец очень рад был такому предложению, и оба пошли в церковь. Там, получив от друга золото и сказав, чего он требовал, сребролюбец спокойно было пошел домой, но, увы! Дома своего увидеть ему уже не пришлось. В дверях церкви он внезапно упал и тотчас же испустил дух. Ужас объял присутствовавших, которые во внезапной смерти неблагодарного скупца явно увидели Божие наказание за его скупость и неблагодарность. Друг взял у умершего свое золото и тут же раздал его бедным.

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 393).

447. Скупой епископ, сожалевший о соделанной милостыне, был вразумлен в видении, что он лишен награды

Во дни святителя Иоанна Милостивого, Патриарха Александрийского, жил один скупой епископ Троил. Раз Иоанн пригласил его в больницу, где лежали бедняки, и сказал: “Вот тебе, отче, прекрасный случай утешить бедных: подай им милостыню.” Троилу стыдно стало не исполнить предложения, сделанного самим Патриархом, и он дал каждому больному по златнице. Но когда пришел домой, так стал жалеть о розданных деньгах, что даже слег в постель. Иоанн, узнав причину болезни Троила, пришел к нему и сказал: “Отче, я возвращу тебе деньги, которые ты раздал в больнице, только напиши, что награда за них от Бога последует не тебе, а мне.” Скупой епископ согласился, взял назад деньги и написал, что от него требовали. Господь, однако, скоро вразумил его. В следующую ночь Троил увидел во сне прекрасный дом и над ним надпись: “Обитель и покой вечный Троила епископа.” Несказанно обрадовался Троил, но ненадолго. Явился некий муж и сказал бывшим тут слугам: “Господь повелевает переменить надпись и вместо Троила написать имя Иоанна, Патриарха Александрийского, который купил этот дом за тридцать златниц.” И написали. Можете после этого представить ужас и раскаяние несчастного Троила.

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 723).

448. Повесть о том, что монаху неполезно оказывать помощь тем, кто сам не трудится, и о пользе мирянам подавать милостыню от своих трудов

Некий монах имел брата-мирянина, бедняка, и все, что зарабатывал, отдавал ему. Но он тем больше беднел, чем больше подавал ему монах. Видя это, монах пошел к старцу и рассказал ему обо всем. Старец ответил: “Если хочешь послушать меня, больше ничего не давай, но скажи ему: “Брат! Когда у меня было, я давал тебе, теперь ты трудись и что заработаешь отдавай мне.” Все, что он ни принесет тебе, принимай от него и передавай какому-либо страннику или нуждающемуся старцу, прося, чтобы они помолились о нем.” Когда монах сделал так, как заповедано было ему старцем, мирянин ушел от него печальный. Но по прошествии некоторого времени пришел и принес из сада овощей. Монах, приняв их, отдал старцам и попросил, чтобы помолились за его брата. Когда они приняли это приношение, мирянин возвратился к себе. Некоторое время спустя он опять принес овощей и три хлеба. Монах, приняв их, поступил, как и в первый раз, а мирянин, получив благословение, ушел. В третий раз он принес уже много съестного – и вина, и рыбы. Монах, увидев это, удивился и, созвав нищих, угостил их трапезой. При этом он сказал мирянину: “Не имеешь ли нужды в нескольких хлебах?” Тот отвечал: “Нет, владыко! Прежде, когда я брал у тебя что-либо, оно входило в мой дом, как огонь, и пожирало его. Ныне же, когда не принимаю от тебя ничего, имею все с избытком, и Бог благословил меня.” Монах пошел к старцу и рассказал ему обо всем. Старец пояснил: “Разве ты не знаешь, что имущество монаха – огонь? Куда оно входит, там сжигает все. Твоему брату полезно от труда своего творить милостыню, чтоб за него молились святые мужи. Таким образом он наследует благословение и умножится его имущество.”

(Еп. Игнатий. Отечник. С. 462. № 50).

Виноградов Сергей Арсеньевич Нищие. 1899 г.

Виноградов Сергей Арсеньевич Нищие. 1899 г.

449. Святитель Афанасий Афонский уже в юности был так милосерд, что отдавал нищим свою одежду

Авраамий, будущий святой Афанасий Афонский, к своим нищим братиям был необыкновенно милостив и сострадателен так, что все получаемое от сродников и друзей отдавал нищим и бедным. Если же не имел ничего, что мог бы им отдать, то снимал с себя нижнее платье и отдавал его в милостыню, а сам оставался в одном верхнем одеянии, лишь бы только прикрыть свое тело. Слуги, видя это, докладывали своей госпоже, богатой родственнице святого Афанасия, и она присылала ему новую одежду, но и с этой он поступал так же, считая наготу своего тела царским одеянием, а холод – приятной прохладой.

(Афонский патерик. Ч. 1. С. 77).

450. Преподобный Маркиан, во время перенесения мощей святой Анастасии, отдал свою одежду нищему, а сам остался в одной священнической ризе; Бог сотворил чудо: все видели, что он имеет царские одежды под священническими

Преподобный Маркиан-пресвитер, питая особенное благоговение к святой мученице Анастасии, устроил в честь нее церковь и пожелал перенести туда ее святые мощи. Для этого он пригласил Патриарха Геннадия, много духовенства, и собралось множество народу. Когда шествие с мощами мученицы открылось и Маркиан шел впереди, один из нищих стал просить у него милостыню. Денег у Маркиана не было, но он не долго думал. Скрывшись на минуту от народа, он снял с себя одежду, отдал ее просившему, а сам остался в одной только священнической ризе. Поступка его никто не заметил. Мощи затем были перенесены и поставлены на свое место, началась Божественная литургия. Маркиан присоединился к числу служащих. По Причащении Святых Тайн они приступили к омовению рук, и с ними – Маркиан. Стараясь скрыть недостаток в одежде, он, озираясь, все оправлял на себе ризу, а окружавшие его, о чудо! видели, что под ризой у него надета чудная царская одежда. Это соблазнило их, и они доложили об этом Патриарху. “Да я и сам видел то же,” – отвечал им святитель. По окончании службы он отозвал преподобного и сказал ему: “Поступаешь вопреки закону, брат! Ну прилично ли было литургисать тебе в царской одежде?” Маркиан со смирением пал к ногам святителя и воскликнул: “Прости меня, Владыко, я не виновен в этом!” – “Да мы все видели тебя в царской одежде, – продолжал Патриарх, – зачем препираешься?” Но в это время некто из присутствующих открыл ризу преподобного, и все увидели его тело без всякой одежды. Тут узнали и о его поступке с нищим и все поняли, что виденное на нем царское одеяние было особенным, чудесным знаком к нему милости Божией. Все прославили Бога. За свою любовь к бедным Маркиан удостоился впоследствии и других милостей от Бога: он получил дар чудотворений и изгонял бесов, исцелял больных и воскрешал мертвых.

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 366).

451. Мудрый способ, придуманный святым папой Аполлинарием Александрийским для оказания милостыни обедневшему юноше

Вот какой рассказ слышали о папе Александрийском, святом авве Аполлинарии. Он был очень милостив и сострадателен. Вот пример. В Александрии жил один юноша, сын знаменитых родителей. После своей смерти они оставили ему большое состояние: корабли и несметное количество золота. Юноша плохо распорядился своим состоянием, все потерял и впал в крайнюю бедность, не имея даже ничего для пропитания. Не то чтобы растратил он на излишества, нет – его разорили кораблекрушения. И стал он из великих – малым, по слову Псалмопевца: “Восходят до небес и нисходят до бездн” (Пс. 106:26). Так и юноша – всех превосходил богатством, а затем стал ниже всех по своей бедности. Узнал обо всем этом блаженный Аполлинарий. Видя юношу в таком затруднительном положении и бедности, вспомнив и его родителей, насколько они были богаты, пожелал оказать ему милость и подать хотя бы небольшую помощь для пропитания, но не знал, как это устроить, не оскорбляя молодого человека. Однажды, словно по вдохновению свыше, он придумал удивительный способ, вполне достойный его святости. Призвав к себе расходчика Святой Церкви, он наедине спросил его: “Можешь ли ты сохранить мою тайну?” – “Надеюсь, Владыко, на Сына Божия, – отвечал тот. – Если повелишь, не скажу никому и никто не будет знать того, что ты доверишь рабу твоему.” – “Ступай, – сказал папа, – и напиши заемное письмо в пятьдесят фунтов золота, как бы от лица Святой Церкви, на имя Макария, отца известного юноши. Чтобы все было в порядке – и свидетели и условия, – и принеси его лично мне.” Получив такое повеление, расходчик немедленно изготовил заемное письмо и вручил папе. Папа сказал: “Ну, теперь ступай к молодому человеку и отдай ему документ,” Расходчик отправился и, придумав заранее историю, сказал юноше: “Пять или шесть дней тому назад, перебирая в доме бумаги, я нашел вот это заемное письмо и припомнил, что Макарий, твой отец, отнесясь ко мне с полным доверием, оставил у меня его на несколько дней. Он умер, и вот случилось так, что оно пролежало у меня до нынешнего дня. Все это совсем выпало у меня из головы, и мне не пришло на ум отдать его тебе.” – “А состоятельно ли то лицо, за которым числится долг?” – “Без сомнения! И состоятельно, и милостиво, и ты без всякого затруднения можешь получить долг,” – и расходчик вручил ему заемное письмо в пятьдесят фунтов золота. Получив документ, молодой человек явился к святому папе. Поклонившись, он подал ему вексель. Папа взял, прочитал и сделал вид, будто смутился. “А где ты был до сих пор? – спросил он юношу. – Отец твой умер уже более десяти лет.” Папа отослал юношу, проговорив: “Я подумаю.” А бумагу оставил у себя. Через неделю молодой человек приходит к папе. Святой Аполлинарий говорит: “Я заплачу тебе полностью. Только прошу тебя, брат, ты уж не требуй от Святой Церкви процентов.” Молодой человек бросился ему в ноги: “Все, что повелишь и пожелаешь, Владыко мой, все исполню. И если пожелаешь убавить и саму сумму, убавь…” – “Этого не сделаю. С меня довольно и того, что ты уступаешь нам проценты.” Папа вручил молодому человеку пятьдесят фунтов золота и отпустил его, все еще прося об уступке процентов. Вот какой тайный поступок Аполлинария, вот прекраснейшее деяние, обнаруживающее его сострадательную душу. Между тем Бог так помог молодому человеку, благодаря милосердию святого мужа, что он поднялся из столь бедственного состояния и не только вернул все прежнее, но богатством и капиталом превзошел и своих родителей. Вместе с тем, все это принесло ему и великую духовную пользу.

(Луг духовный. С. 234).

Фирс Сергеевич Журавлев. Дети-нищие. 1860-е гг.

Фирс Сергеевич Журавлев. Дети-нищие. 1860-е гг.

452. Блудница, творившая много милостыни, вняла словам назидания аввы Тимофея, раскаялась и поступила в монастырь

Авва Тимофей, пресвитер, сказал авве Пимену: “В Египте есть некая жена, которая блудодействует и награду свою отдает в милостыню.” Старец сказал в ответ: “Она не пребывает в блудодействе, ибо в ней виден плод веры.” Случилось же прийти матери Тимофея-пресвитера к нему повидаться. Он спросил ее: “Что, та жена осталась блудодей-ствующей?” Мать говорит ему: “Даже умножила любовников своих, но и милостыню увеличила.” Авва Тимофей пересказал это авве Пимену. Тот же сказал: “Не пребывает она в блудодействе.” Пришла опять мать аввы Тимофея и сказала ему: “Знаешь ли, что та блудница хотела идти со мной, чтобы ты помолился о ней? Но я не взяла.” Он же возвестил об этом авве Пимену. И авва Пимен говорит ему: “Лучше ты пойди и повидайся с ней.” Авва Тимофей пошел. Она охотно выслушала от него слово Божие и много плакала, и сокрушалась, и сказала ему: “Отныне я прилеплюсь к страху Божию и перестану быть блудницей.” И скоро она поступила в женский монастырь и весьма благоугождала Богу.

(Древний патерик. 1914. С. 43. № 2).

453. Философ Евагрий отдал епископу Синесию золото для раздачи нищим и взял с него расписку; после своей смерти он чудесным образом вернул эту расписку, в которой было написано, что ему возвращено Богом отданное некогда епископу

Синесий, епископ Киринейский, после довольно продолжительного времени и долгих увещаний обратил ко Христу язычника, философа Евагрия, и крестил его со всем его домом. Через год после крещения Евагрий, как видно, все еще колебавшийся сомнениями в некоторых истинах христианского учения, пришел однажды к Синесию, вручил ему довольно большую сумму золотом и сказал, чтобы Синесий все это раздал нищим, а ему бы дал собственноручную расписку в том, что Господь возвратит ему розданное в Будущей Жизни. Епископ дал Евагрию расписку, а золото отдал нищим. После этого Евагрий прожил несколько лет и слег на смертный одр. Перед смертью он позвал своих детей и, отдавая им расписку Синесия, завещал, чтобы они положили ее с ним в гроб. Дети обещали исполнить завещание и, когда Евагрий скончался, положили в гроб расписку Синесия. Прошло два дня после погребения Евагрия, и на третий день он явился во сне Синесию и говорит: “Приди на мой гроб и возьми свою расписку. Свой долг, как ты меня уверял, я получил, и теперь, в удостоверение этого, со своей стороны оставляю тебе собственноручную расписку в получении.” Проснувшись, Синесий позвал сыновей Евагрия и спросил, не положили ли они чего в гроб с их покойным отцом. Они отвечали: “Ничего, Владыко, кроме какой-то одной хартии, которую отец просил положить с ним.” Тогда Синесий, рассказав им свой сон, пригласил некоторых из клира и многих из благородных лиц города и пошел с ними к гробу Евагрия. Когда гроб открыли, то у мертвого нашли в руках писание и, когда раскрыли его, увидели, что в нем рукой умершего написано было следующее: “Я, Евагрий, философ, тебя, преподобного епископа Синесия, приветствую. Получил я долг, который через тебя дал Христу Богу Спасителю, и теперь уже более не потребую от тебя никакого отчета в золоте, которое некогда дал тебе и через тебя Христу Богу, Спасителю нашему.” Все удивились о чуде и прославили Бога.

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 610).

654. Христиании видел над нищим Христа и убедился, что милостыня принимается Самим Христом

Один человек, живший в Царьграде, был чрезвычайно милостив к нищим. Когда он ходил по городским улицам, за ним всегда следовало множество нищих, и он каждому из них влагал в руки милостыню. Ближайший из его друзей спросил как-то: “Что заставило тебя быть столь милостивым?” Он отвечал: “Когда я, будучи десятилетним отроком, вошел однажды в церковь, от старца, поучавшего народ, услышал, что кто дает нищему, тот свое подаяние влагает в руки Самому Христу. Не поверил я этому и подумал: “Христос теперь на Небе сидит одесную Отца, как же может Он на земле быть и принимать то, что дают нищим?” С такими мыслями возвращаясь домой, я вдруг увидел нищего, над которым был Господь Иисус Христос. Я ужаснулся. И что же затем увидел? Когда один из проходивших подал нищему хлеб, то этот хлеб принял Сам Христос и благословил подавшего. Видя такое чудо, я уверовал, что, действительно, дающий нищему дает Самому Христу, и с тех пор по силе возможности раздаю милостыню.”

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 66).

455. Инок, отдавший нищему одежду, в видении узрел Христа, облаченного в эту же самую одежду, и узнал, что отданное нищим принимает Христос

Некий монах имел одну новую, а другую ветхую одежду. Раз пришел к нему зимой нищий и попросил у него хоть какое-нибудь рубище. Инок принес ему что-то и сказал: “Больше у меня ничего нет.” Но нищий не переставал плакать и говорил: “Помилуй меня, мне совсем нечего надеть.” Монах сжалился, вошел в келию, скинул с себя ветхую одежду и отдал ее нищему, а на себя надел новую. Отдав ветхую ризу, монах задумался: “А ведь я не сотворил совершенной любви, отдав нищему ветхую, а себе оставив новую одежду. Не Христа ли ради он просил у меня? Так почему же я Христу отдал худшее? Христос не лучше ли всех?” И с этими мыслями вернул нищего, взял у него старую одежду и отдал новую. Нищий продал потом ее в городе, и она, переходя из рук в руки, куплена была, наконец, одной женщиной. Прошло довольно много времени. Как-то раз инок, придя в город, чтобы продать свое рукоделие, увидел, что в его ризу, которую он отдал нищему, была одета женщина. Очень он опечалился и, возвратившись домой, стал плакать: “Недоброе я дело сделал, лучше бы было не отдавать одежду.” Когда же, опечаленный, он, наконец, заснул, то увидел во сне Господа Иисуса Христа, облеченного в ризу, пожертвованную нищему. Господь коснулся его и позвал: “Брат, брат!” Инок проснулся и спросил: “Кто Ты, Господи?” Господь сказал: “Я – Иисус, взгляни на Меня.” Инок взглянул и увидел Господа в одежде, поданной нищему. И свет разлился по келии, и сказал ему Господь: “Узнаешь ли эту одежду?” Он отвечал: “Ей, Господи, она моя.” И сказал ему Христос: “Не печалься и не скорби. Когда ты отдал ее нищему, Я принял ее.”

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 867).

Михаил Андреевич Мохов. Подача милостыни. 1842 г.

Михаил Андреевич Мохов. Подача милостыни. 1842 г.

456. В чудном видении нищелюбец Созомон узнал, что за отданную нищему рубашку он сторицей получит награду от Христа

В Иерусалиме жил человек по имени Созомон. Проходя однажды по городу, он встретил нищего и, сжалившись над ним, отдал ему свою одежду и продолжил свой путь. Вскоре после этого, во время жатвы вечером, когда Созомон задремал, увидел он себя в неком чудном доме, в котором был великий свет, а около дома были сады с благоухающими растениями, их ветви склонялись до земли. Разнообразные птицы наполняли воздух своим пением, и оно было настолько громогласно, что, казалось, было слышно от земли до неба. И легкий ветер колебал деревья в этих садах. Когда Созомон созерцал все это, подошел к нему некто и приказал: “Следуй за мной.” Созомон пошел, и они пришли к столпу, покрытому золотом. Тут же увидели двери, которые вели к прекрасным палатам, украшенным драгоценными камнями. Из этих палат вышли четыре Ангела, блиставшие, как солнце, и каждый из них держал по ковчегу. Ангелы подошли к Созомону и поставили перед ним эти ковчеги. Прекрасный муж вышел из тех палат и сказал Ангелам: “Покажите этому человеку, что принесла ему одежда, которую он отдал нищему.” И Ангелы открыли один из золотых ковчегов и, разложив перед Созомоном драгоценные одежды, спросили: “Господин Созомон, нравятся ли тебе эти одежды?” Он ответил: “Я недостоин взглянуть на их тень.” Ему показали еще множество разнообразнейших драгоценных одежд, числом до тысячи, и сказали: “Дающий нищему сторицей примет и наследует Живот Вечный.” Повелевавший Ангелами сказал: “Вот сколько, Созомон, Я приготовил тебе благих за одну одежду, которой ты одел Меня, увидев нагим! Итак, иди и поступай так же, и воздается тебе сторицей.” Созомон со страхом и радостью воскликнул: “Неужели, Господь мой, столь великое воздаяние ожидает тех, кто творит милостыню?” Повелевавший Ангелами сказал: “Да. Всякий подающий милостыню сторицей примет и наследует Жизнь Вечную. И еще скажу тебе: не раскаивайся о розданной милостыне и не укоряй нищего, чтобы не лишиться награды.” Услышав это, Созомон пробудился, подивился страшному видению и решил: “Если так сказал мне Господь, то и другую одежду отдам нищему.” В следующую ночь видение повторилось, и после этого Созомон раздал свое имение нищим и, оставив мир, “бысть, сказано, черноризец чуден.”

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 940).

457. Драгоценный камень, найденный в рыбе, щедро вознаградил супругов, сотворивших милостыню

У одной женщины-христианки муж был язычником. Оба были бедны, и все их состояние заключалось лишь в пятидесяти сребрениках. Муж однажды и говорит жене: “Отдадим деньги в рост, иначе ведь и не увидим, как все они у нас разойдутся.” Жена отвечала: “Я согласна, только отдай их Богу христианскому.” – “А где Он?” – спросил муж. “Со временем ты узнаешь Его, – сказала жена, – а о деньгах, которые Ему дашь, не беспокойся, – Он тебе с лихвой возвратит их.” Муж согласился, и благочестивая жена привела его в церковь. Там, указывая на нищих, она сказала ему: “Вот через кого передай христианскому Богу деньги. Эти люди посланы от Него, и Он примет их от них.” Муж раздал сребреники и, веря обещанию жены, с радостью возвратился домой. Но через три месяца постигла их нужда. Где взять денег? Он и обращается к жене: “Не пора ли, – говорит, – испросить долг у христианского Бога?” Та сказала: “Что же? Где раздал, там и получи. Ступай в церковь.” Муж пошел. Видя только одних нищих, он недоумевал, у кого же спросить о деньгах? Ходил он в раздумьи по церкви, вдруг заметил на полу серебряную монету. Он взял ее, принес домой и печально сказал жене: “Никакого христианского Бога в церкви я не видел, долга своего не получил, только вот на том месте, где раздал деньги, поднял этот сребреник.” Жена ответила: “Этот сребреник тебе и подал христианский Бог, а то, что ты Его не видал, так это потому, что Он невидим и невидимой силой управляет миром. Пойди купи нам на этот день еды, а завтра Господь снова даст тебе денег.” Исполнил он желание жены и принес ей хлеба, вина и рыбы. Та стала ее чистить, вдруг находит в ней какой-то необыкновенный камень и показывает его мужу. Тот отправился с ним к сребропродавцу и предложил его купить. После долгих пререканий они сошлись, наконец, на трехстах сребрениках. Когда муж показал жене столь большую сумму, та сказала ему: “Видишь, сколь благ христианский Бог? Знай же, что нет иного Бога ни на небе, ни на земле, но только Он один.” Муж же после этого стал христианином.

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 251).

Клавдий Васильевич Лебедев. Подаяние

Клавдий Васильевич Лебедев. Подаяние

458. Юный Вонифатий, будучи нищелюбив, раздал годовой запас хлеба своей матери; мать пришла в отчаяние, но Бог по молитвам святого чудесно наполнил житницу хлебами

Святой Вонифатий, епископ Ферийский, был чрезвычайно милостив к бедным. Будучи еще юношей и живя с матерью, он нередко возвращался домой то без верхней, а то и без нижней одежды: встретив нагого нищего, он снимал с себя одежду и ею прикрывал его наготу. Мать за это часто бранила святого: “Безрассудно, сын мой, поступаешь! Ведь ты сам нищий, и где же тебе нищих одевать?” Но все это было еще только началом материнских скорбей. Однажды он тайно вошел в житницу, где был годовой запас хлеба, и весь его раздал нищим. Мать, узнав об этом, пришла в отчаяние. Она сначала горько плакала, потом начала биться головой о стену и кричала: “Горе мне! Где теперь я добуду хлеба на целый год?” Вонифатий, слыша вопли матери, подошел к ней и стал умолять ее, чтобы она покинула житницу. Когда же она вышла, он пал на колени и стал пламенно молиться, чтобы Господь утешил ее. Молитва юноши была услышана, и что же? Житница оказалась переполненной пшеницей. Радости матери не было границ, и она, видя великое чудо Божие и то, как щедро за свои милостыни вознагражден был ее сын, с тех пор не возбраняла ему раздавать милостыню – кому сколько хочет – и прославила Господа. Не лишним считаем присовокупить к сказанному то, что в свое время Вонифатий за свою святую жизнь сподобился и святительского сана.

(Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 289).

459. Ради милостыни, творимой всю жизнь, человек был удостоен рая

Часто говаривал блаженный Пафнутий Боровский о милостыне, что только она одна может нас спасти, и рассказывал об одном человеке, который всю жизнь творил милостыню, а по смерти о нем было такое откровение. Стоял он у огненной реки, через которую не мог перейти в райские места, И вот внезапно собралось множество нищих, стали они ложиться перед ним, один возле другого так, что по ним, как бы по мосту, он перешел пламенную реку. “Можно было бы ему, – говорил преподобный, – по воле Божией быть перенесенным туда на ангельских руках, но Господь устроил этот чудный мост из-за нищелюбия.”

(Троицкий патерик. С. 244).

Игумен Марк (Лозинский). «Отечник проповедника»

Сайт Свято-Троицкой православной школы (www.holytrinitymission.org)

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *