Официальный сайт святых Жен Мироносиц г. Ростова-на-Дону.

Рубрика: В браке Страница 2 из 5

Государыня Александра Федоровна: 20 мыслей о браке и семейной жизни

Императрица Александра Федоровна

Императрица Александра Федоровна

Ровно 120 лет назад, 14 (27) ноября 1894 года в Большой церкви Зимнего дворца состоялось венчание российского императора Николая II и будущей императрицы Александры Феодоровны. Этот брак не был формальностью, для супругов он стал важной составляющей смысла их жизни. Об этом можно с уверенностью утверждать, читая размышления Александры Федоровны о браке и семье, в которых отразился её глубокий опыт любви и страдания. Сегодня мы предлагаем нашим читателям отдельные места из записей императрицы Александры Феодоровны.


***
1. Смысл брака в том, чтобы приносить радость. Подразумевается, что супружеская жизнь – жизнь самая счастливая, полная, чистая, богатая. Это установление Господа о совершенстве.

***
2. День свадьбы нужно помнить всегда и выделять его особо среди других важных дат жизни. Это день, свет которого до конца жизни будет освещать все другие дни. Радость от заключения брака не бурная, а глубокая и спокойная. Над брачным алтарем, когда соединяются руки и произносятся святые обеты, склоняются ангелы и тихо поют свои песни, а потом они осеняют счастливую пару своими крыльями, когда начинается их совместный жизненный путь.

***
3. По вине тех, кто поженился, одного или обоих, жизнь в браке может стать несчастьем. Возможность в браке быть счастливыми очень велика, но нельзя забывать и о возможности его краха. Только правильная и мудрая жизнь в браке поможет достичь идеальных супружеских отношений.

***
4. Первый урок, который нужно выучить и исполнить, это терпение. В начале семейной жизни обнаруживаются как достоинства характера и нрава, так и недостатки и особенности привычек, вкуса, темперамента, о которых вторая половина и не подозревала. Иногда кажется, что невозможно притереться друг к другу, что будут вечные и безнадежные конфликты, но терпение и любовь преодолевают все, и две жизни сливаются в одну, более благородную, сильную, полную, богатую, и эта жизнь будет продолжаться в мире и покое.

Nikolaj-i-Aleksandra1***
5. Еще один секрет счастья в семейной жизни – это внимание друг к другу. Муж и жена должны постоянно оказывать друг другу знаки самого нежного внимания и любви. Счастье жизни составляется из отдельных минут, из маленьких, быстро забывающихся удовольствий от поцелуя, улыбки, доброго взгляда, сердечного комплимента и бесчисленных маленьких, но добрых мыслей и искренних чувств. Любви тоже нужен ее ежедневный хлеб.

***
6. Бойтесь малейшего начала непонимания или отчуждения. Вместо того, чтобы сдержаться, произносится неумное, неосторожное слово – и вот между двумя сердцами, которые до этого были одним целым, появилась маленькая трещинка, она ширится и ширится до тех пор, пока они не оказываются навеки оторванными друг от друга. Вы сказали что-то в спешке? Немедленно попросите прощения. У вас возникло какое-то непонимание? Неважно, чья это вина, не позволяйте ему ни на час оставаться между вами.

***
7. В устройстве дома должен принимать участие каждый член семьи, и самое полное семейное счастье может быть достигнуто, когда все честно выполняют свои обязанности.

***
8. Когда увядает красота лица, потухает блеск глаз, а со старостью приходят морщинки или оставляют свои следы и рубцы болезни, горе, заботы, любовь верного мужа должна оставаться такой же глубокой и искренней, как и раньше. Нет на земле мерок, способных измерить глубину любви Христа к Его Церкви, и ни один смертный не может любить с такой же глубиной, но все же каждый муж обязан это сделать в той степени, в какой эту любовь можно повторить на земле. Ни одна жертва не покажется ему слишком большой ради его любимой.

***
9. Каждой жене следует знать, что, когда она в растерянности или затруднении, в любви своего мужа она всегда найдет безопасный и тихий приют. Ей следует знать, что он ее поймет, будет обращаться с ней очень деликатно, употребит силу, чтобы ее защитить. Ей никогда не следует сомневаться в том, что во всех ее затруднениях он ей посочувствует. Надо, чтобы она никогда не боялась встретить холодность или укор, когда придет к нему искать защиту.

901081339***
10. Верной жене не нужно быть ни мечтой поэта, ни красивой картинкой, ни эфемерным созданием, до которого страшно дотронуться, а нужно быть здоровой, сильной, практичной, трудолюбивой женщиной, способной выполнять семейные обязанности, и отмеченной все-таки той красотой, которую дает душе высокая и благородная цель.

***
11. Некоторые жены думают только о романтических идеалах, а повседневными своими обязанностями пренебрегают и не укрепляют этим свое семейное счастье. Часто бывает, когда самая нежная любовь погибает, а причина этого – в беспорядке, небрежности, плохом ведении домашнего хозяйства.

***
12. Никакие сокровища мира не могут заменить человеку потерю ни с чем не сравнимых сокровищ – его родных детей. Что-то Бог дает часто, а что-то только один раз. Проходят и снова возвращаются времена года, расцветают новые цветы, но никогда не приходит дважды юность. Только один раз дается детство со всеми его возможностями. То, что вы можете сделать, чтобы украсить его, делайте быстро.

***
13. Родители должны быть такими, какими они хотят видеть своих детей – не на словах, а на деле. Они должны учить своих детей примером своей жизни.

***
14. Душа пишет свою историю на теле.

Император Николай II и Императрица Александра Фёдоровна в костюмах русских царей XVII века***
15. Пока живы родители, ребенок всегда остается ребенком и должен отвечать родителям любовью и почтением. Любовь детей к родителям выражается в полном доверии к ним. Для настоящей матери важно все, чем интересуется ее ребенок. Она так же охотно слушает о его приключениях, радостях, разочарованиях, достижениях, планах и фантазиях, как другие люди слушают какое-нибудь романтическое повествование.

***
16. Родители иногда грешат чрезмерным беспокойством или неумными и постоянно раздражающими увещеваниями, но сыновья и дочери должны согласиться с тем, что в основе всей этой чрезмерной заботливости лежит глубокая тревога за них.

***
17. Тяжелая работа, трудности, заботы, самопожертвование и даже горе теряют свою остроту, мрачность и суровость, когда они смягчены нежной любовью, так же, как и холодные, голые, зазубренные скалы становятся прекрасными, когда дикие лозы обвивают их своими зелеными гирляндами, а нежные цветы заполняют все углубления и трещины.

***
18. В жизнь каждого дома, раньше или позже, приходит горький опыт – опыт страданий. Могут быть годы безоблачного счастья, но наверняка будут и горести. Поток, который так долго бежал, подобно веселому ручейку, бежащему при ярком солнечном свете через зимние луга среди цветов, углубляется, темнеет, ныряет в мрачное ущелье или низвергается водопадом.

***
19. Никто не знает, какое святое таинство происходит в младенце, которому всего лишь час суждено прожить на этой земле. Он не напрасно его проживает. За этот короткий час он может совершить больше, оставить более глубокий след, чем иные, проживая долгие годы. Многие дети, умирая, приводят своих родителей к священным стопам Христа.

***
20. Есть горе, которое ранит еще больше, чем смерть. Но любовь Бога может превратить любое испытание в благословение.

Государыня Александра Федоровна: 20 мыслей о браке и семейной жизни

Царство любви. Владимир Легойда про узы, которые не сковывают

«Семья или карьера, дом или работа?» — казалось бы, один из главных вопросов современности. А ведь относится он, пожалуй, к категориям ложного выбора. Семья и работа — важные, но не альтернативные измерения человеческой жизни. Семья не может быть ни на первом, ни на втором месте. Потому что это — не часть жизни. Это и есть сама жизнь, из которой во многом все иное проистекает. Да, для женщины главное — материнство. Но разве для мужчины отцовство — не то же самое? И разве справедливость этих утверждений исключает наличие у каждого из родителей любимой работы или успешной карьеры?

В православной культуре семью называют малой Церковью. В первую очередь, я бы видел здесь не внешние параллели — определенная иерархичность, зоны ответственности, — которые, безусловно, должны быть в семье. Если Бог есть любовь, то Церковь — это нахождение в любви. Семья как малая Церковь должна стать именно царством любви.

Коровин Константин Алексеевич. В лодке. 1888 г.

Коровин Константин Алексеевич. В лодке. 1888 г.

Отношения между мужем и женой потому так высоко и ценятся в христианстве, что именно в них преодолевается отчужденность греховной человеческой природы, именно эти отношения  предполагают максимальную открытость и обнаженность — во всех смыслах. Адам и Ева увидели, что они наги, и устыдились — грех заставил их видеть друг в друге чужого, заставил укрыть наготу. В прямом смысле слова люди сейчас без проблем обнажаются друг перед другом, но само по себе это никак не помогает их душам раскрыться навстречу друг другу. Как раз наоборот. Ибо не семья.

Дети. Каждый день ты открываешь для себя маленьких человечков: они твои, они находятся с тобой в одном пространстве и при этом постоянно заставляют тебя удивляться. И, пожалуй, наиболее отчетливое понимание того, что человек есть тайна, приходит как раз тогда, когда ты наблюдаешь, как растет твой ребенок. С мамиными глазами, бабушкиным носом, папиной походкой, дедушкиным характером — и в то же время совершенно другой, ни на кого не похожий.

Человек, который считает себя порабощенным заботой о детях и говорит, что дети его будут сковывать и мешать самореализации, сам себя обманывает. Семья не может быть помехой на пути к чему бы то ни было, и подтверждением являются многодетные семьи успешных по любым меркам современных людей. Нередко люди сами создают себе такие условия, в которых не могут выдохнуть, мужественно объясняя, что они все свое время и силы тратят на детей. Дело ведь не в том, сколько времени ты проводишь с детьми, а в том, как ты его проводишь. Чаще всего это верно и в случае с работой. Если человек «двадцать четыре часа в сутки» тратит на работу, порой это означает только то, что он просто не обладает достаточной квалификацией, чтобы выполнять ее в отведенное время (хотя, конечно, работа бывает разная).

Каждому человеку требуется время на себя: собраться с мыслями, сходить в храм, просто побыть одному, наконец. Точно так же любой ребенок, даже самый маленький, нуждается в личном времени, чтобы его не подавляло постоянное присутствие родителей, братьев, сестер. Это совершенно нормально. Почему бы в это время маме и папе не позаниматься своими делами?

Безусловно, семья накладывает на человека определенные ограничения, скажем, в плане проведения досуга. Но, опять же, я не вижу здесь ничего плохого. Если бы не было семьи, ты пошел бы играть с друзьями в боулинг? А чем хуже игра в снежки с твоим ребенком?..

Коровин Константин Алексеевич. За чайным столом. 1888 г.

Коровин Константин Алексеевич. За чайным столом. 1888 г.

Еще одна неверная, на мой взгляд, установка: «всё — детям». Помню, в одной хорошей книжке про воспитание детей я прочитал такой совет: если у вас всего одна сладкая мандаринка, совершенно не обязательно непременно отдавать ее детям. Для маленького ребенка это не всегда вкусно, и не будет никакой беды, если эту сладкую мандаринку съест кто-то из родителей (добавлю от себя — лучше мама)…  Недавно, обсуждая со священником семейную проблему, я сказал: «Ведь мы стараемся сделать все для детей!» И вдруг услышал в ответ: «А Вы уверены, что это главное? Сейчас родители делают “все для детей” (как они это понимают), а выросшие дети бросают родителей, уходят из Церкви и прочее. Дети должны жить так, как живут родители. Не надо всеми силами стараться построить для них замок в королевстве, если вы живете в многоквартирном доме».

…Конечно, в отношениях мужчины и женщины, родителей и детей — всегда непросто отстраиваемых отношениях — не бывает алгоритмов. Чаще всего замечательные и умные советы — как и всё в жизни — на прак­тике совсем не обязательно реализуются так, как обещала теория. Есть общие правила, но все-таки в семье не обойтись без тонких индивидуальных настроек.

Важно понимать: чем больше семья становится не частью жизни, а самой жизнью, малой Церковью, тем шире пространство любви. А есть ли что важнее и желаннее?

Православный журнал «Фома» (http://foma.ru/)

Неидеальная родня

Часто так бывает, что у человека есть некоторое представление, идеальный образ того, каким должен быть ребенок, мужчина, женщина. Идеальная жена вкусно готовит, образована, культурна, умеет легко и непринужденно общаться. Идеальный ребенок прекрасно воспитан, послушен, творчески незауряден. Идеальная тёща никогда не вмешивается в семейные дела, но всегда приходит на помощь. Списки идеалов можно не продолжать, они всем знакомы, так как у большинства людей они составлены и приняты на вооружение.

Полина Лучанова. За обедом. Автопортрет с детьми

Полина Лучанова. За обедом. Автопортрет с детьми

Стоит сказать, что у человека недавно воцерковившегося они дополняются образами, навеянными чтением духовных книг, общением с батюшками, примерами из непосредственного приходского окружения. Так и выходит, что помимо всех «общечеловеческих» достоинств православная жена обязана быть смиренной, послушной, готовой к самопожертвованию. Православный ребёнок должен быть молитвенником и смиренным постником. А православная тёща… эх, мечты-мечты.

Жизнь идет своим чередом: люди встречаются, влюбляются, женятся. Возможно, находится человек, который вроде бы более или менее соответствует идеалу. Молодые люди дружат, создают семью. А что потом? Потом начинается реальная жизнь с реальным человеком. Но реальный человек уникален и неповторим и обладает таким набором качеств, который шире и богаче любого идеального образа. Например, муж умный, замечательный, добрый. Но носки разбрасывает по всей квартире. Или, например, жена прекрасно готовит. Но, когда наливает поварешкой суп в тарелку, делает это не всегда аккуратно, и капельки супа капают на стол, и мужа, который очень ценит чистоту и порядок, «рвёт на запчасти». И так далее. В этот момент у человека возникает внутренний конфликт: реальность, много или мало, но расходится с ожиданием.

Долго находиться в состоянии внутреннего конфликта человек не может, ему нужно как-то разрешить это противоречие. Наиболее простым вариантом кажется подгонка реальности под свой идеал. И тогда человек начинает впихивать другого – живого (!) – человека в прокрустово ложе своих представлений: «Ты должна быть послушной и терпеливой. Будь я такой или сякой, ты должна научиться меня терпеть!», или: «В Библии написано, что ты должна…», или: «Вот у знакомой муж…а ты…». Под раздачу может попасть кто угодно: жена, муж, дети и даже соседи. Недавно воцерковившиеся люди могут яростно пытаться виртуально воцерковить ближайшее окружение – то есть заставить окружающих вести себя так, как нужно «идеалисту», даже если это поведение внутренне им не присуще, а является всего лишь спектаклем для «идеалиста».

Такая авторитарная ломка, конечно же, наносит душевную травму ближнему. За декларируемыми правильными лозунгами скрывается крайний эгоцентризм в сочетании с негибкостью собственной позиции. Пытаться кого-то переделать – это самая неконструктивная стратегия в межличностных отношениях. Помните, в фильме «Дорогой мой человек» жена главного героя с досадой жалуется своей сестре на то, что её муж не стремится к карьерным достижениям, квартирам и премиям, а она надеялась, выходя замуж, что сможет сделать из него человека. В итоге – три искалеченных судьбы: своя, мужа, который жил с нелюбимой женщиной из чувства долга, и ребенка, который рос в семье, где нет любви.

Косничев Александр Евгеньевич. Братик родился. 2009 г.

Косничев Александр Евгеньевич. Братик родился. 2009 г.

Но если взрослый человек может как-то ответить на попытки его переделать (вызвать на открытый и честный диалог, поделиться своими чувствами, в крайнем случае, прекратить отношения) – то что может сделать маленький ребенок? Вот пришли его родители в храм и решили «по всем правилам и канонам» вырастить из него «идеального православного христианина», который пребывает в непрестанной молитве, любит богослужение, никогда не только не дерется, но и не раздражается, так как осознает, что раздражение – это грех. Как быть ему, маленькому человеку, оказавшемуся заложником родительских идеалистических представлений?!

Вопрос разрешается только по прошествии нескольких лет, и разрешается он личностным кризисом и одновременно кризисом взаимоотношений с родителями: дитя либо становится пассивным и безразличным ко всему происходящему с ним, либо бунтарем против всего родительского. В первом случае родители будут жаловаться на неумение ребенка быть взрослым, принимать решения («ему уже восемнадцать-двадцать-тридцать лет, а он не может сказать, где он хочет учиться и работать»), бытовую пассивность («он не замечает, что нужно помыть пол, вынести мусор»), безответственность («мы его до старости нянчить, что ли, будем?»). Во втором случае родители ужасаются не просто тотальному отвержению всякой опеки и даже заботы, любого вмешательства в личное пространство, но и отрицанию Бога: «Мы всю жизнь водили его в воскресную школу, воспитывали, он даже алтарником был… А теперь про храм и слышать не хочет». Вслед за отвержением родителей последовало естественное отрицание всего, что с ними связано, в том числе и «вашего храма, вашего Бога».

А начинается всё с того, что ребенку, который «здесь и сейчас уже должен быть святым», не дают шанса дорасти до Православия, внутренне усвоить его всем сердцем, всем помышлением.

Типичный пример: маленький ребёнок разозлился на что-то. Родители комментируют: «Злиться нехорошо. Перестань немедленно!», или: «Ты гневаешься. Это грех. Так нельзя себя вести!». Сказали вроде бы всё правильно, но эффект наблюдается обратный: ребёнка эти слова не успокаивают, а как будто ещё больше злят. Дело в том, что ребёнок охвачен сейчас очень сильными переживаниями. Нужно, чтобы взрослые сначала помогли ему погасить этот внутренний пожар, а не отрицали его.

Косничев Александр Евгеньевич. Увлеклись

Косничев Александр Евгеньевич. Увлеклись

Психологи советуют активно отражать чувства ребёнка, вербализовать его внутренний опыт: «Я вижу, что ты очень сердишься», «Тебе очень обидно, что с тобой так поступили», «Ты расстроен» и так далее. Такое безоценочное отражение эмоций для ребёнка означает следующее: «Я вижу, что с тобой происходит. Это важно для меня. Я принимаю тебя в любом состоянии». И уже после того, как чувства ребёнка были признаны, он успокоился и готов слышать, родители обязаны дать моральную оценку ситуации.

Ну и, разумеется, чисто педагогические моменты должны дополняться духовными. Взрослые должны понять, что свою страстную падшую природу ребёнок унаследовал именно от них, что всплески детских страстей – это продолжение духовной жизни взрослых, а следовательно, и повод для личного родительского покаянного труда.

«Что ты смотришь на сучок в глазу ближнего твоего, а в своём глазу бревна не замечаешь? Как же ты скажешь ближнему твоему: давай, я выну сучок из глаза твоего, если у тебя бревно в глазу? Лицемер! Вынь прежде бревно из глаза своего, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза ближнего твоего». (Матф. 7, 3-5)

Родители с бревном в глазу смотрят, словно сквозь увеличительное стекло, только на поведение ребенка. А так как оно не идеально, то их собственное родительское поведение превращается в тотальный контроль, одёргивание и укорение ребёнка. Знаю пример, когда подобный настрой в семье привёл не только к усложнению отношений старшего сына с матерью, но даже к физиологическим проблемам: у мальчика возникли хронические запоры, настолько он бессознательно боялся «в сотый раз» сделать что-то не так и быть одёрнутым матерью.

Косничев Александр Евгеньевич. Причастие. 2009 г.

Косничев Александр Евгеньевич. Причастие. 2009 г.

Случается, что родители отрицают не только вспышки страстей у ребенка, но и в принципе его детство. Многодетная семья, пятеро детей. Старшая девочка лет двенадцати. Очень серьезная, тихая, послушная, много читает, с большим чувством ответственности, в общем, славная девочка. Но возникли проблемы: ей сложно наладить отношения с одноклассниками, часто подвергается насмешкам с их стороны, стала замкнутой, друзей нет. Выясняется, что родители не просто наделили девочку обязанностями взрослого человека (нянчиться с младшими детьми, помогать маме по хозяйству), но у нее нет права на маленькие детские радости: пошалить, побегать, подраться подушками, съесть что-то вкусненькое, но неполезное. Родители ожидают от нее ТОЛЬКО взрослого, ответственного поведения. В этом случае, как говорят психологи, произошел обмен ролями, то есть ребёнок стал, повинуясь неосознанным желаниям своих родителей, взрослым человеком. Роль ребёнка оказалась полностью вытеснена, а вместе с ролью ребёнка оказалась заблокирована живость эмоций, способность к спонтанному реагированию, способность в нестандартных ситуациях принимать творческие решения. Ребёнок очень зажат, эмоционально заторможен. Можно предположить, что, если ситуация не изменится кардинальным образом в ближайшее время, девочке будет сложно создать собственную семью. Но серьёзность проблемы родителями не до конца осознается. Папа считает: «Вот выйдет замуж, и вся дурь из неё выйдет».

Психологу, работавшему с этой ситуацией, пришлось потратить много времени, чтобы донести до родителей серьёзность положения и предложить альтернативный вариант взаимодействия с ребенком.

Во всех описанных примерах родители искренне, но неправильно любят своих детей и руководствуются благими, но неразумными намерениями. Ведь мы с вами знаем, что гнев – это страсть, с которой нужно бороться. А предназначение женщины – быть хранительницей домашнего очага и помощницей мужчины, и, вроде бы, хорошо, что девочка с детства к этому приучается. Но ведь наше понимание этих очевидных истин – это некоторый результат пройденного пути, итог нескольких лет, а может быть, и десятилетий работы над собой.

Человеческая жизнь предполагает развитие от простого к сложному, от полной зависимости к автономии и духовной зрелости. А родителям хочется видеть в своих детях уже сейчас то, что дай Бог им самим стяжать к концу жизни – не раздражаться на ближнего и научиться слушаться (Бога, главу семьи, духовного отца).

«Но ведь нужно же как-то реагировать на недостатки ближнего? Нельзя всё пускать на самотек!», – предвижу я внутренний вопрос читателей. Самое главное, что нужно делать после личного покаяния и молитвы, – это налаживать душевную связь с ближними. Что это значит? Плачевно, но современный человек иногда совершенно не умеет общаться с родными людьми. Он может целый день вести пустые беседы на работе, но дома разговор по душам – подвиг.

Косничев Александр Евгеньевич. Птица счастья. 2000 г.

Косничев Александр Евгеньевич. Птица счастья. 2000 г.

Попробуйте построить общение не по шаблону: «Как дела? – Нормально. – Уроки сделал? – Да. – Молодец! Пока», – а по-настоящему. Да, для кого-то подобное упражнение будет сопряжено с трудностями. Особенно мужчинам бывает трудно говорить со своими матерями и детьми о чем-то личном. Но по мере того, как вы будете смиряться перед ребёнком, женой, мужем или тёщей, раскрывая свой внутренний мир, и они начнут вам доверять, раскрываться, рассказывать, как у них прошел день, о чем они думают, мечтают, чего боятся. Сложно дать конкретный алгоритм, назвать конкретные фразы. Это всё очень индивидуально.

Но этот способ «воспитания» ближних предполагает тактичность по отношению к ним и ответственность по отношению к собственной душе, к уровню своего духовного, душевного и интеллектуального развития. Это всё требует очень большой самоотдачи. Но результат стоит всех этих усилий! Вы всегда будете знать, что происходит с вашим ближним, вовремя сможете дать ему действительно добрый совет, подсказать, поддержать – христианской смиренной любовью поможете ему приблизиться ко спасению. Что может быть дороже этого? А ещё вы сможете попросить быть внимательным к разбросанным носкам или неряшливо сделанным урокам. Всё это – мелочи, через которые Господь смиряет нас для того, чтобы мы научились по-настоящему любить свою неидеальную родню.

 Журнал «Православный вестник» (http://orthodox-magazine.ru/)

Андрей Мерзликин: «Верующий человек — он как разведчик в этом мире»

Известный актер театра и кино рассказал «Рублеву» о том, что в его детстве повлияло на его воцерковление уже в сознательном возрасте, как воспитывать детей в православной вере и о восприятии современной культуры.

Андрей Мерзликин, актёр театра и кино

Андрей Мерзликин, актёр театра и кино

— Андрей, в каком возрасте вы стали регулярно ходить в храм, причащаться, исповедоваться? Что повлияло на вас?

— С детства я помню иконы, они стояли у обеих моих бабушек. По папиной линии бабушка была глубоко воцерковленным человеком, просто жила в церкви. Я тогда ничего не понимал, видел только, что она возвращалась к полудню с гостинцами, которые доставались мне — в виде дефицитных тогда еще конфет. При этом бабушка меня не водила в храм, это всегда была какая-то тайна. Возможно, в конечном итоге это сыграло более удивительную роль в моей дальнейшей жизни. Было бы гораздо хуже, если бы она могла меня этим испугать. А вот эта тайна ее воцерковленности — она меня немножко тревожила. Эти конфеты от нее были совершенно удивительными — я знал, что эти конфеты не от нее, а откуда-то оттуда.

Бабушка Маша… Она носила черное всегда, и ее образ был для меня таким: она могла сказать одно слово, и это было для меня грозным словом. Ей было очень много лет, по современным меркам она была долгожительница. Дедушка уже тогда ушел, и я общался с бабушкой. Она была одиночка: не то чтобы ей было не нужно общение с внуками — конечно, она рада была нас видеть, — просто это проявлялось не так, как мы привыкли. Это было не сюсюканье, не желание погладить по головке. И на моей памяти только один диалог у нас случился, и он был фактически накануне ее ухода.

Она сидела в саду, был июнь. Начало каникул, только окончилось весеннее цветение… Бабушка сидела в самом углу сада. Я даже не знал, что я там ее встречу, я просто прогуливался. Бабушка ничего не делала по хозяйству, она просто сидела покойно на травке, сложив руки. Тогда у людей были другие руки, не так, как у нас сейчас у городских. Я даже лица ее так не помню, как помню руки — дедушки и бабушки, потому что они были удивительно харизматичные. Вся их биография, вся история этих людей была у них на их руках. И я подсел к ней и стал рассматривать ее руки, а она взяла мои руки в свои. И мы стали говорить о руках. И она тогда сказала мне свое видение, что у меня будет впереди. Я, к сожалению, не могу им поделиться, потому что это слишком личное. Но то, что она сказала, гладя мои руки и мои вены, меня вдохновило тогда на всю жизнь. Она сказала очень важные слова для жизни. И я очень уверенно живу теперь. Живу этими словами. И вскоре она ушла.

А вторая бабушка, Аня, по маминой стороне — с ней было детство, связанное с веселостью, с лихостью. Бабушка Маша жила в Воронежской области, а Аня — в Вологодской, и когда я туда приезжал, там было настоящее шумное детство — много двоюродных сестер и братьев. И в этом доме тоже стояли иконы, о которых мы спокойно разговаривали. С другой стороны, о воцерковленности бабушки я ничего не знал, не знал, когда они ходят в храм. И молитва ее была тайной — ночью, когда мы уже спали, или рано утром, когда мы еще не проснулись.

Да, иконы были во многих домах, и многие в ту эпоху верили «на всякий случай». Но на самом деле это было время, когда наша великая культура еще не могла погибнуть. 70 лет, как бы ни пугали, — это еще не тот период, за который можно было погубить то достояние, которое старцы нам передали. Какой бы могучей ни была рука власти, ее размах. Но мы, слава Богу, устояли и пришли к вере косвенными путями. И в данном случае акт передачи знаний произошел не вербальным путем — из уст в уста, — и даже не то чтобы мы что-то видели и слышали — но простые иконы, которые были, они после смерти бабушек перешли в наши квартиры, и я их видел с детства, и это во многом повлияло на тот период, когда я уже в сознательном возрасте стал искать путь к храму.

Андрей Мерзликин7— Как вы начали ходить в храм?

— Сначала я был захожанином, как это сейчас называется. На Пасху мы ходили всей семьей, но только на крестный ход. Он впечатлял тем, что много людей идут со свечами. Конечно же, в то время, когда не было такой иллюминации, как сейчас, обилие свечей поражало, и все ходили именно за этим впечатлением. Храмов было мало: был храм в Тарасовке (это конец 1980-х), где собиралось очень много людей, и потом свечи оставляли на заборах, везде, где можно было их закрепить, и они продолжали гореть. В храм мы только заходили — посмотреть, что там такое. Так что тогда для нас это был просто очередной праздник, когда мы могли собраться вместе и повеселиться.

А по-настоящему серьезно это произошло, когда у меня стали появляться первые осознаваемые грехи. Я человек очень искренний, у меня никогда не было секретов от родителей. Но в какой-то момент я начал сталкиваться с удивительными вещами, о которых не мог сказать друзьям и точно не мог признаться родителям. И это новое состояние росло и копилось, я не знал, что с этим делать. При своей открытости я не мог понять, с кем я мог бы этим поделиться. Моя мама ездила в Троице-Сергиеву лавру. Для нее это было нормальным, но она ездила сама, одна.

Я услышал, что там проходит исповедь. Какое-то зерно попало в душу, и однажды я тайком поехал туда один на электричке, попал в эту обитель и получил следующий опыт: это не место, связанное с моими хотениями, желаниями. Пришел бы я или не пришел — это такой огромный корабль, который прекрасно движется вперед и без меня. Я это понял чуть позже, а тогда у меня были такие мысли, что там как поликлиника: я пришел, у меня болит, тут регистратура и меня должны обслужить. (Смеется.) А то, что, образно говоря, при входе надо ноги вытирать, то есть существует целая культура, которую я еще не знаю, и лезть напролом не надо, — мне это в голову не приходило.

Отстояв большую очередь — совершив, как мне казалось, маленький, но подвиг, — я попал на исповедь. Конечно, священник, к которому я попал, был со мной достаточно строг. Это были не такие времена, как сейчас, когда прихожан гладят по голове и радуются, что ты, слава Богу, хотя бы захотел зайти в храм, то есть когда поощряется уже само твое желание прийти. Тогда еще была своеобразная система защиты — боялись, что могут зайти очень «другие» люди. И не то чтобы они испугались меня, просто была культура, которую они хранили, и эта культура была достаточно сурова — как моя бабушка Маша. И я со своими болячками, возможно, был тогда прекрасен. Но я был в храме в первый раз, и ряд вопросов, которые мне задали — как готовился, что делал, когда в последний раз причащался, — меня обидел. Я воспринял это так: вот я такой хороший, у меня болит, а мне сказали — идите домой и готовьтесь. Когда-то, в интервью журналу «Фома», я назвал это громким словом «прогнали», получился такой чересчур громкий заголовок. Конечно, меня никто никогда не прогонял. Но для меня это было как удар. Внутренние ощущения были такие, словно меня исторгли. Я бежал из монастыря, у меня было чувство гнева, обиды. Мне не стало легче, мне стало тяжелее. Я сильно так обиделся. (Смеется.)

Прошло чуть меньше года, и на Рождество произошло чудо. Я пошел просто сопровождать маму на рождественскую всенощную. Ночь, поздно — а мы жили в поселке, и надо было идти через лес. Мама попросила ее сопроводить, и я просто стоял в храме в сторонке — у меня не было отторжения от храма, но на эту службу я пришел просто как сопровождающий.

Это было чудо, потому что когда я чего-то хотел и пришел в храм, я этого не получил, а когда пришел во второй раз, на Рождество, мне ничего было не нужно, и со мной произошло то, к чему я оказался по факту готов. Та исповедь оказалась самой запоминающейся из всех, что были в жизни. Служивший в том храме батюшка, по какой-то только для него понятной причине, позвал из толпы меня одного. Сказал: «Что ты там стоишь вдалеке, подходи ко мне». Я ответил, уже имея опыт: «Я не знаю, что делать, я не готовился», — сказал так обиженно: я, мол, не готов, я не знаю, я ничего не делал. А он: «Ничего не надо, давай я за тебя буду говорить». И он начал за меня говорить. И все пробки, которые у меня были, буквально все, выскочили: было много слез, ощущения понимания.

В какой-то момент я даже задыхался, потому что не мог сформулировать уже ничего — настолько меня поразило то, что он про меня не то что знает, но угадывает, все то, что к моему возрасту меня могло глушить и мучить изнутри. И он точно попадал. Потому это была самая первая, запоминающаяся, чистая исповедь и потом причастие. И после службы мы с батюшкой поговорили. Круг как бы замкнулся — в первый раз я ломился, и мне сказали «идите». А когда я уже не стучался, мне открылись двери, и я вошел туда, откуда сложно выйти.

Метафизически это было очень точно и правильно. Тогда мне это было непонятно, а сейчас ясно — это был путь одновременно долгий и простой. И, воспитывая своих детей, я стараюсь пытаюсь помнить именно об этом — наблюдая, как не очень хорошо сказывается тяжелое воцерковление, когда детям навязывают определенный путь.

Андрей Мерзликин2— Хорошо, что ваши мама и бабушка давали вам свободу, не навязывая ничего. Вы сами чувствовали, что у них есть эта религиозная жизнь.

— Да, как это и было раньше, и, как многие говорят, должно быть — чтобы люди крестились и выбирали веру во взрослом возрасте. Но так как мы живем в более страшное время, чем наши предки, конечно, крестить детей надо вовремя, по рождении, чтобы молиться можно было за них, а со временем они приобретут собственную веру. Конечно, детей надо воспитывать, но и позволить им самим потом воцерковиться.

— То есть избегать того, что можно было бы назвать насилием?

— Это даже не кажется насилием, родители чувствуют себя вполне прекрасно, им кажется, что они очень благие. Но только эта благость сталкивается с чудовищным антагонизмом потом, в подростковом возрасте. И нужно помнить, что ребенок все равно будет отталкивать все, что родители ему дают, и особенно то, что навязывают, — это и есть период подросткового максимализма. Потому не надо связывать свою личную веру и свое воспитание. Чтобы, когда придет период, когда дети будут тебя отталкивать, они не оттолкнули бы и веру. Вера должна остаться тем связующим звеном, которым ребенок вправе пользоваться, — и он видит, что и ты пользуешься.

Есть неофитство, есть период ознакомления и следующий этап, когда мы несем крест и должны жить как христиане. Этот путь бесконечен — как и в творчестве, пределов нет. Вера — это дар Божий. Я глубоко убежден, что мало людей сподобляются его, а те, кто сподобился глубокой веры, — как правило, лики их написаны на иконах.

Андрей Мерзликин4— Читаете ли Евангелие с детьми? Ходите ли вместе в храм?

— Конечно, какие-то церковные традиции становятся семейными. И без них уже не можешь что-то делать. Это вошло в мою жизнь, а потом — в жизнь моих детей. Федор — старший — наблюдал мои попытки. Для супруги я не могу стать образцом христианина и убедить своим примером. Она может наблюдать только то, как я, часто с ошибками, двигаюсь в этом направлении. Больше шансов, что она, как и окружающие, укажет на мою нехристианскую сторону, и будет в этом абсолютно права. А можно постараться увидеть те 10% моих попыток, тех принципов, которые я стараюсь соблюдать, и исходя из них построить свой брак. И она услышала именно эти слова. Теперь это то, к чему мы стремимся вместе.

В нашей семье стало очень важным слышать друг друга, уметь договариваться, и для нас церковные традиции становятся зачастую главнее каких-то родственных. Но так случилось, что родственники стали притягиваться к нашим традициям, так что нам с этим повезло.

Как-то однажды мой батюшка сказал, что так здорово, когда в храме стоят и родители, и их дети, и родители родителей, двоюродные братья и сестры. И все они у одного батюшки исповедуются. Тогда у батюшки появляется знание не только о тебе, твоей супруге, твоих детях, но и о твоих близких, он понимает твою природу, откуда ты вырос. Правда, это не так часто бывает, но нам повезло. Мой батюшка знает мою сестру, мужа моей сестры, наших родителей, и, получается, он нас поддерживает. Мы многое друг о друге узнаем, он может очень важные семейные ситуации и проблемы разрешить, помочь. Причем он с каждым из нас ведет себя абсолютно по-разному. С кем-то строго, а кого-то надо гладить по голове.

За трапезой, если меня нет дома, молитву читает супруга. Сейчас уже Федор читает молитву девочкам, сестрам, как старший. Молитвы они знают, потому что с рождения слушали их вместо колыбельной. Сейчас все просто: я только начинаю читать — они засыпают. Более того, у них есть любимые моменты. Вот, например, Серафима — видимо, в силу того, что у нее такое имя — просит, чтобы я ей пел «Честнейшую херувим». Для нее это любимая колыбельная.

Андрей Мерзликин с женой и детьмиПотом, мы читаем вслух Евангелие для детей. Мы не беремся трактовать. Если есть какие-то вопросы, мы по-детски пытаемся отвечать. Все. Дальше мы слушаем в машине их рассуждения. Ну это просто до слез. Как они видят историю Древнего Египта, очень порой бывает забавно. (Смеется.)

Еще канон Андрея Критского. Иногда, если в храм не успели, этот канон можно почитать дома. И каждый при этом может заниматься своим делом, особенно маленькие. Только одно условие: не мешайте папе читать вслух.

Ну и главное наше правило — следить за собой. Показывать все на своем примере. Важнее, если они застанут тебя в молитвенном состоянии, а не если ты им говоришь, что нужно молиться. В результате я наблюдаю вещи, очень меня радующие, и вместе с тем понимаю, что моей заслуги в этом ноль. Например, у детей уходят страхи и паника. Я знал, что Федор боится в лифте ездить. А тут замечаю: заходит, встал в уголок, наложил на себя крестное знамение и спокойно поехал. Однажды, когда ему было 4 года (сейчас ему 8), я даже смеялся: увидел, как он с двух рук крестится. Последний раз я такое видел на черно-белой хронике 43-го года: там матушка провожала сына на фронт. Это, конечно, произвело на меня впечатление.

Но больше ничего такого у нас в семье нет. Потому что отрицательный опыт некоторых знакомых родителей меня напугал в свое время.

Свобода выбора есть. Правда, «жесткая» свобода выбора — дается ровно один шанс. Если ты утром выбираешь, например, что надеть, — выбрал один раз, потом передумал, потом опять передумал, то это пресекается жестко. Или я говорю детям: пойдете со мной в храм? Девочки с радостью соглашаются, Федя говорит: я не пойду. Пожалуйста, свобода выбора. Никто никого не заставляет. Не пошел один раз, второй, видит, что все без него ходят, — в следующий раз его выбор был другим.

Постепенно становятся привычными, входят в жизнь простые вещи — например, перекрестить еду. Федя приходит из школы и спрашивает: «А почему другие не крестятся?» Тут я ему пытаюсь объяснить, чем церковь отличается от школы, говорю, что для каждого это личное дело. «Почему другие не крестятся?» — «Потому, что не все знают, а ты уже знаешь. Ты у нас как шпион, как секретный разведчик. То, что ты уже знаешь, — это тайна».

Андрей Мерзликин3— По поводу вашего служения в алтаре. Когда это началось и что это для вас значит?

— Я помогаю алтарничать. Так случилось, у меня 10 лет уже есть духовник, со временем батюшке хотелось авансом давать мне все больше и больше. Я человек эмоциональный, и он почувствовал, что, когда мне что-то авансом дается, мне хочется это «отрабатывать». Во время послушания я приобрел очень глубокие отношения со своей будущей супругой. Когда встретил Аню, я не понимал, что со мной происходит. Стоял на пороге серьезного предложения… Но решиться мне помог совет моего батюшки, который просто посоветовал пригласить ее на службу. И уже после первого с ней знакомства, после первой ее исповеди он благословил меня на обручение! Я сделал ей предложение о венчании сразу после послушания. Это тот «аванс», когда ты испытываешь огромное счастье брака, счастье, когда у вас рождаются «венчанные» дети.

Когда батюшка впервые завел меня в алтарную зону, это, конечно, трудно передать. Ты на небесах. Трепещет все. Сложно это передать — ты волнуешься, и только думаешь, как бы чего не уронить, не зацепить. Главное — понять, чего не нужно делать, а потом уже — что нужно.

Начинается все с того, что ты молишься. Потом читаешь записки, потом разжигаешь кадило, потом со свечой выходишь, и так постепенно, постепенно… Через алтарное служение ко мне пришло настоящее понимание литургии. Да: когда я увидел изнутри, из чего состоит это общее дело, таинство — почувствовал, как оно происходит. Оно происходит внутри сердца, друг через друга. Ты ощущаешь, как оно объединяет всех людей, тут стоящих.

В силу занятости из-за своей профессии не могу сказать, что я служу алтарником, у меня нет возможности быть в храме каждую неделю. Но как только появилось окно, у меня нет права пропустить службу.

Знание литургии открыло мне любовь к моей профессии, это удивительное чудо, которое со мной произошло. Я не хочу это сравнивать, но очень много взаимосвязанных вещей. И вообще я понял, что через познание Бога ты открываешь путь к Творчеству. Жизнь — это творческий акт. И самым главным творцом является Господь.

Андрей Мерзликин5— Есть ли какие-то фильмы и книги, которые вам помогли, как-то повлияли на вас?

— В первую очередь я стараюсь принять все, что преподносит мне судьба. С Божьей помощью появляются люди, через которых приходят нужные книги, литература, что угодно. Если что-то услышал, я стараюсь прислушаться. Дальше, если это легло мне на сердце, я могу у человека еще спросить совета. Как говорит батюшка, тождественное притягивает тождественное.

У меня есть близкий друг, он живет в Петербурге, человек высокой даровитости, умеет «правильно» читать. Учит меня избирательности. Это если говорить о светской литературе. Плюс церковные книги, которые дает мне батюшка. Он за нами следит. Вот от него, к примеру, сейчас мы читаем книгу «Святогорец», автор — инок Всеволод. И, конечно же, святоотеческие книги, например последнее, авва Дорофей.

Последний роман, который произвел на меня впечатление, — это «Обитель» Захара Прилепина. У Прилепина «золотая середина» выдержана на высочайшем уровне. Может быть и нет догматической правды, но то как в сложных жизненных испытаниях люди спасаются друг через друга, становятся полезными друг другу, метафизичность образов — заставляет восхищаться и осознавать, что мы живем во времена большого Писателя. Думаю, что современники Толстого тоже не осознавали, что живут во времена великого Толстого. Кстати говоря, у Прилепина такая же яркая публицистика, как и у Толстого.

Еще одна книга-событие — роман Евгения Водолазкина «Лавр», который невозможно переоценить. Эти два больших романа года определили для меня как бы экватор. Я был более пессимистичен по отношению к нашей литературе, но сегодня у меня чувство ренессанса.

— А музыка?

— Коллекционируем хорошую детскую музыку, переслушиваем. Мой интерес чаще всего обращен на тех, кто работает с текстами. Музыка как таковая меня в меньшей степени интересует. Я вырос на русском роке — это питерский рок-клуб, свердловский рок-клуб. Основой всегда были тексты, тексты,смыслы. Тот же Цой — мое увлечение им ради текстов, ради слов. Для меня его творчество шло к песне «Легенда»: «Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь — того, чтобы ждать».

А вот сейчас — группа «25/17». Рэп-группа. Хотя последний их альбом «Русский подорожник» вышел за рамки и условности жанра. Когда люди в светлом направлении делают прорывы, когда человека направляют на истину через творчество, у таких авторов есть большой шанс сделать что-то по настоящему серьезное.

Я редко, но подолгу слушаю А.И. Осипова. Его объяснение 10 заповедей как технической характеристики «нормального» человека — нормальности, а не святости — глубоко меня отрезвило. Выполнять заповеди — это наш шанс стать просто хорошими людьми. Это важно понимать. Образное сравнение с простым холодильником: если будешь соблюдать все правила, которых требуют технические характеристики, холодильник будет служить не только гарантийный срок, но и будет радовать вас своим долгожительством. И лучше не экспериментировать, а поверить на слово.

Сайт «Рублев» (http:/rublev.com/)

Супруги

У бабы Тани гниют апельсины, если я долго не захожу. Потому что родные к ней не ходят давно, а гостинчик из ветеранских полдников она все равно собирает. Ждет. Дядя Юра говорит, что предательство ближних пережить нельзя, от этого с ума сойти можно. Некоторые сходят. Анечка, когда внучка перестала ее навещать, отказалась разговаривать, Мария Павловна плачет без звонков дочери…

 Сестер в пансионате не хватает. Потому, прежде всего, идем к одиноким. И с Таисией Прокофьевной мы бы не познакомились, если б ее супруг не заболел. Виктор Анатольевич всегда приходил к обеду. А накануне предупредил: вынужден лечь в стационар. Как Таисия Прокофьевна воспримет эту информацию? Предугадать ее реакцию сложно – травма головного мозга. Поймет ли?..

В ответ на сообщение слышим немного странную фразу:

— Вы такие интересные люди!

Леонид Афремов. Танго любви

Леонид Афремов. Танго любви

Не поняла? Не поверила? Или это ей неважно?.. Или предполагала, что в следующую минуту откроется дверь и появится Виктор Анатольевич. Озабоченный, обвешанный продуктовыми сумками, он показывает нам вакуумную упаковку семги:

— Посмотрите, пожалуйста, кажется эта рыба недостаточна свежа для Таечки…

Он всегда называл ее так, с первого дня, с начала знакомства. «Таисия», – строго представилась ему хрупкая блондинка в форме младшего лейтенанта. «Таечка», – умилился он и пригласил девушку на танец.

Прежде капитан Курдо отказа не знал. А тут услышал: «Устала», – без тени кокетства. Он в курсе, конечно: девчата из секретной части, расположенной в 13 км от Бадена, идут на танцы пешком, реже добираются попуткой. Но такого простодушия и детской искренности от прекрасной незнакомки офицер не ожидал. Отказ не оскорбил. Доверчивость девушки взывала к его совести. А совесть, как говорят святые отцы, Предтеча любви…

Леонид Афремов. Танго прошедших лет

Леонид Афремов. Танго прошедших лет

Капитан с готовностью продемонстрировал дружеское понимание, братскую поддержку, отеческую заботу и прочие духовные качества – словом, все лучшее, что имел. А чего не имел, то спешно нарабатывал. Потому что для Таечки он хотел только самого лучшего. Всем влюбленным известно это чувство. Как и то, что подчас легче сорвать с неба звезду для любимой, чем забыть о себе ради ее пользы. Не сразу открываются радость служения ближнему, неисчерпаемость этой радости, и смысл ее, и истина.

Однажды капитан поймал себя на мысли, что танцует недостаточно хорошо для Таечки, застеснялся приобретенной после ранения хромоты и засел бирюком в дальнем углу, наблюдая, как его лучший друг Славка обхаживает лучшую девушку в мире.

Но Таечка профессиональным чутьем разведчицы мгновенно запеленговала его осторожный взгляд, уверенно пробралась сквозь шеренги вояк и села рядом. «Болит? – спросила она про ногу. — Скоро пройдет». Действительно, прошло. И не заметил, как хромота исчезла. Да разве можно было думать о больной ноге, когда рядом Таечка! Они часами гуляли по городу. Романтичнее места тогда не было во всей Европе. Живописный австрийский Баден лежал меж зеленых холмов Венского леса. Знаменитый курорт, где гостили Моцарт, Сальери, Бетховен, Штраус старший, Гайдн… Даже бомбовая атака, предпринятая под занавес военных действий в апреле 1945 года, не уничтожила обаяния этого города.

Леонид Афремов. ТангоПосле победы в нем разместился главный штаб сил союзников: СССР, США, Франции и Великобритании. Капитан Курдо прослужил здесь до 1951 года, Таечка до 52-го. Каждый месяц – торжественная смена караула, парад союзных армий и бал в королевском дворце. А каждую субботу – танцы в советском Доме офицеров. Клуб обустроили в местном казино. Солдатский духовой оркестр играл в залах, сверкающих императорскими зеркалами. Они напоминали Виктору Анатольевичу родную Акуловку – в их небольшом городке под Ленинградом почти во всех домах ставили такие огромные, до потолка, зеркала. Считалось признаком достатка и советского аристократизма.

В 85-м году, когда в супруги Курдо, наконец, получили отдельную двухкомнатную квартиру в Тушино, Виктор Анатольевич украсил интерьер огромным старинным зеркалом. Прошлым летом эта махина свалилась на Таечку. Всю ночь шла операция, трепанация черепа… Страшнее ему не было даже на войне. Командир пулеметной роты, орденоносец, прошедший с первым украинском фронтом до самого Берлина, теперь беспомощный и бессильный ожидал в больничном коридоре. Сожалел, что не научился молиться. Но разве та ночь не была его молитвой?!..

Он вспомнил, как после демобилизации Таечка приехала из своего Мичуринска навестить московскую тетку. Встретилась и с ним. Виктор познакомил ее с мамой. «Славная девушка, – сказала мама и прибавила классическое: – Как порядочный человек, ты должен на ней жениться». Сын парировал тоже классически: «Ты ничего не понимаешь, мы — друзья!..» Разгорячился и засыпал мать аргументами типа: Таечка – «синий чулок» и недотрога, ничего «такого» между ними не было, ну поцеловались пару раз – так то по-дружески, ну приехала она в Москву – так то к тетке…

— К тетке?.. – улыбнулась мама. – Это Таечка сказала или ты сам выдумал?

Леонид Афремов. Чувственное танго

Леонид Афремов. Чувственное танго

Как ушатом окатило. А если права мама, не к тетке, а к нему приехала Таечка? Нет, быть того не может! Чтобы такая девушка к нему… Комсомолка, красавица, воплощенный идеал советской молодежи, по-детски доверчивая и по-армейски подтянутая, возвышенно-романтичная и педантично-дисциплинированная… Да таких как Таечка на танец невозможно пригласить, не то что замуж!..

Виктор Анатольевич тряхнул кудрями и как в омут:

— Выходи за меня!…

Таечка не согласилась. Что и следовало ожидать. Но и не отказалась!.. Сказала, если ему важен ответ, пусть приедет за ним к ней в Мичуринск.

Он отправился следом. Тогда же там и сыграли свадьбу. 18 марта, 58 лет назад… Будто вчера. Время странная вещь, как и память…

Многое ушло из сознания, когда Таечка пришла в себя после операции. Мужа узнала сразу. Но войны словно не было: ни службы в контрразведке, ни боевых наград, ни звездочек на погонах. Нет, первую – лейтенантскую – она вспомнила, впрочем, как факт не фронтовой, а семейной биографии.

Это было в том же, 45-м. Наши войска уже возвращались домой. Девчонки из секретной части паковали чемоданы, присматривали заграничные наряды в местных австрийских магазинчиках. Оказалось, у Таечки, скромницы и комсорга, вкус первоклассной модистки! Фронтовые подруги, подражая ей, скупали самые яркие одежды. Но так носить пламенно-красное пальто могла только Таечка!

Неожиданно всему женскому батальону присваивают лейтенантское звание. Демобилизация откладывалась. Чтоб армейские барышни не впали в уныние, им позволили ходить на танцы в Баден. Вот и ходили: 13 км туда и столько же обратно, пешком, босиком, закинув сапоги за спину, Таечка – к своему Курдо, Курдо – к Таечке.

Леонид Афремов. Танец под дождём

Леонид Афремов. Танец под дождём

Однажды разминулись. Капитан бросил камешек в окошко общежития – на стук выглянула дежурная, Саша Варфоломеева, и насмешливо ему:

— Опоздал, капитан, ушла Таська!

И почему-то его это сильно задело. С досады пригласил он насмешницу в ресторан. Заказал все меню, на столе места для блюд не хватало. Саша покидала ассортимент в сумку. А в общежитии накрыла девчонкам королевский ужин. Все так и вытаращились. Саша и тут съязвила:

— Ешь Таська, твой Курдо угощает!

Таечка ни словом не обмолвилась об этой сцене капитану, это девчонки ему позже рассказали. А он – нам, много позже, когда супругу поместили в пансионат. Она представилась нам по-детски кротко:

– Таечка. – И добавила: – Кто назовет Таська, с тем разговаривать вообще не стану. – Глянула исподлобья, голова утопала в подушках, кружевной чепчик сбился к носу – точно ребенок.

Странная вещь память. Порой Таечка способна вполне адекватно поддержать беседу, не сразу и поймешь, в какой момент ею утрачивается реальность.

Виктор Анатольевич кутает супругу в домашний плед, сортирует пакеты с провизией, семгу окончательно бракует.

– Почему вы не в больнице, Виктор Анатольевич?!

— Ну вы такие интересные люди… Как можно?.. Я думал речь идет о двух днях, оказалось, надо лечь на две недели! Как можно, чтобы Таечка здесь, а я там две недели? Такие интересные люди…

– Вы такие интересные люди… мы такие интересные люди… – повторяет Таечка, постепенно погружаясь в свое обычное отрешенно-дремотное состояние.

Она часто заговаривается, подолгу пребывает в забытьи. А когда произносит что-то осмысленное, поневоле задумываешься о тайнах человеческого сознания. Оно, лишенное нашей воли, похоже, отсекает все несущественное и хранит лишь самое важное. И тогда открывается, что действительно важно: совесть, любовь, супружество…

Сестра группы милосердия «Преображение»
Папилова Людмила
Январь 2011 года

Группа милосердия «Преображение» (http://milost.ru/)

Вопросы и ответы о любви и семейной жизни

Кандидат психологических наук монахиня Нина Крыгина

Кандидат психологических наук монахиня Нина Крыгина

1. Признаваться ли в измене?

«Молодая женщина изменила своему другу. Покаялась на исповеди. Но надо ли об этом рассказать ему? Мучает чувство вины».

Подумайте, а сможет ли мужчина выдержать такую откровенность? Хорошо, что человек покаялся. Если это действительно так, то человек уже постарается никогда к этому не возвращаться, потому что появляется ощущение грязи. Женщины с подобным опытом, и верующие и не верующие, были едины в своих ощущениях о себе самой. Они все говорили, что испытывали физическое ощущение липкой грязи на себе. И хотелось пойти в ванну и как следует отмыться.

Понятно, что грязь эта на самом деле не снаружи, а внутри. И надо чистить свою душу. Когда уже плохой поступок совершен, надо запомнить его и ни в коем случае не повторять. Грех измены – мерзкий грех и каяться в нем надо всю жизнь. Этот крест не надо перекладывать на человека, который для вас дорог. Это слишком тяжело для него.

Куликов Иван Семенович. В крестьянской избе. 1902 г.

Куликов Иван Семенович. В крестьянской избе. 1902 г.

2. Если муж – не глава семьи

«Мужу 52 года, а он не может отделиться от своей матери. У нас три сына. Муж старше меня на 15 лет. Дома ничего не делает. На мне все – работа, учеба, дети, детский сад. Я устала, а он только возле своей мамы».

Еще одно письмо:

«Сейчас есть такой тип семей – работающая жена, на ней же дети и каждый день пьющий муж. Для мужа вместо жены есть телевизор, с ним он проводит большую часть своего свободного времени. Происходит не только физическое, но и духовное расхождение. Как сделать мужа главой семьи?»

К сожалению, у нас нарушено половое воспитание, у нас не готовят к семейной жизни. Не готовят мальчиков к тому, что они станут главой семьи, к тому, что они станут хозяевами. Не готовят девочек к тому, что они станут женами, матерями. Поэтому при создании семьи возникает очень много вопросов.

Важно, чтобы женщина научилась правильно себя вести в семье. Мужчина более рационален, а женщина более эмоциональна. Когда женщина всегда расстроена, плачет, возмущается, в общем «на эмоциях», мужчина пытается с ней спокойно поговорить, без истерик. Если у него это не получается, он уходит в сторону. Он уже перестает быть главой семьи.

Женщины учитесь решать вопросы без истерик. Помогите мужчине почувствовать себя главой семьи. Не унижайте и не упрекайте его, а чаще с ним советуйтесь. И детей воспитывайте так, чтобы на любую ситуацию было папино мнение. Должно быть так, как он скажет.

Все это надо делать с самого начала семейной жизни. Женщина из-за своей эмоциональности хочет, чтобы все это произошло очень быстро. Но если мама не воспитала своего сына как главу семьи, значит, это должна сделать жена. Но жена не должна быть воспитательницей, а должна быть помощницей своему мужу. Мужчина должен чувствовать ее искреннее к нему отношение, как к главе семьи. Все это женщина должна делать тихо, постепенно и с большой любовью, и с большим терпением.

Не будем снимать ответственность с мужчин. Но опыт показывает, что если жена начинает вести себя правильно в семье, то это отражается и на муже. Муж и жена – это два сообщающихся между собой сосуда. Если меняется поведение женщины, то меняется и поведение мужчины и наоборот. При неудачно складывающейся семейной жизни ищите ошибки в своем поведении.

Конечно, когда муж сильно предан своей матери, в этом есть явный перегиб. Когда создается семья, «двое становятся в плоть едину». Паисий Святогорец пишет об этом, что родителям нужно давать любовь своим детям, но этого не должно быть в переизбытке. Когда создается семья, родители не должны вмешиваться. А муж и жена, при всей любви к родителям, на первое место должны ставить свою семью. Родителям, конечно, уделять внимание. Но если ситуация уже такая сложилась, то не надо истерик. Имейте в себе доброту и любовь, и молитесь Богу.

Куликов Иван Семенович. Семья за столом. 1938 г.

Куликов Иван Семенович. Семья за столом. 1938 г.

3. Муж ушел

«Я прожила с мужем 7 лет. Три года назад у нас появился ребенок, которого я вымолила. Я верующая, а муж – нет. Но жил он по законам Бога, был хозяином, кормильцем, а я заботилась о сыне. Два месяца назад он ушел жить отдельно, не к женщине. Он просто устал. Мы жили как в сказке. Нужно ли мне бороться за семью, если он меня не слышит, грубит по телефону и сказал, что не любит и не хочет со мной жить? Унижаться или стучаться в его душу? Что делать?»

Данный вопрос я считаю противоречивым. Видно, что этот муж был хорошо воспитанным человеком. Мне непонятна причина, почему он ушел. Ни с того, ни с сего человек не уходит. Если он ушел, значит, была причина. И причина серьезная.

На вопрос, нужно ли бороться за свою семью, я отвечу: да, нужно. А вот унижаться или стучаться в его душу – я вопрос бы так не ставила. Никогда нельзя вламываться в чужую душу. Насильно мил не будешь – это закон.

Единственное, что здесь можно сделать – это обрести спокойное состояние, т.е. увидеть свою ошибку, заглянуть внутрь себя и поискать причину, по которой произошел разрыв в семье. И в этом спокойном состоянии, в любви, с уважением к этому человеку, и чувством признанной вины нужно попытаться поговорить с мужем. Поговорить не как на спортивном поединке, а как это принято в любящей семье. Можно сказать, что «у меня было время подумать, и я поняла, что во многом была не права, но возможно я не все еще понимаю, ты, пожалуйста, подскажи мне, потому что я тебя очень люблю и ты для меня дорогой человек».

Самое главное – должно быть бережное отношение к другому человеку, а оно начинается с видения своих грехов. Поговорить с мужем надо, а унижаться не надо. Надо правильно посмотреть на себя. И спокойно, доброжелательно с этим человеком поговорить. На любовь другой человек всегда откликается. Это всегда так, потому что всем хочется побыть там, где тепло душе. Если человек почувствует ваше тепло, то он потянется к вам. Атмосфера холода и обвинения отталкивает человека. Все зависит от того, в каком состоянии вести этот разговор.

Поговорить с мужем надо еще и потому, что в семье уже есть ребенок. Когда семье Богом дается ребенок, другая душа, родители несут ответственность. Ведь если даже самые близкие люди, мама и папа, не могут найти общий язык, тогда у ребенка появляется сомнение в том, что стоит жить в таком мире. В этом случае вы бьете по ребенку. Вы меняете его жизнь, влияете на его будущую семейную жизнь. Ради ребенка надо научиться любить друг друга, уважать и беречь.

Бывают такие семьи, которые восстанавливались и становились счастливыми. Самое главное – надо понять, что семья это любовь. А любовь предполагает терпение и умение уступать и прощать.

Куликов Иван Семенович. Семья лесника. 1909 г.

Куликов Иван Семенович. Семья лесника. 1909 г.

4. Активность свекрови

«Пожалуйста, посоветуйте, как противостоять психологической агрессии со стороны свекрови. Она делает все, что сама считает нужным, а не то, что мы просим…»

Это проблема женской активности, поэтому свекрови, тещи должны понять кое-что. Сейчас очень много говорят о недостатке настоящих мужчин, но на деле не бывает так, чтобы мужчина был абсолютно безнадежен. Повторю, что мужчина ведет себя с женщиной так, как она ему позволяет себя вести. Нельзя всю ответственность перекладывать на мужчину. Мужчин я не оправдываю, но много раз наблюдала, как под воздействием женщины – любящей и терпеливой – мужчина может меняться.

Тещи и свекрови, ваша забота о молодой семье понятна, но надо научиться правильно себя вести. Когда маленький ребенок плачет, нормальной женской реакцией является подойти и пожалеть. Но когда ваш ребенок вырос и стал взрослым, дайте ему право жить своей жизнью. Нельзя прожить жизнь за своего ребенка. Семья – это очень хрупкое явление. Вламываясь в жизнь молодой семьи, можно ее разрушить. Предлагайте свою помощь мягко, с любовью.

Послереволюционное воспитание, основанное на равенстве, внесло дисгармонию в семейные отношения. Раньше всегда младшие уважали старших. В семье было соподчинение. Муж, глава семьи служит Богу, живет по заповедям, жена слушается мужа, а дети слушаются родителей. Когда жена слушается мужа, у детей постоянный образец послушания перед глазами. А еще младшие обязательно уважают старших. Это должно вкладываться в них с раннего детства. Не должно быть никакого панибратства и фамильярности.

Ребенок точно должен знать кто глава в семье. Нельзя называть родителей по имени. Учитесь уважительно относиться к свекрови, даже если она ведет себя некорректно. Постарайтесь поговорить с ней, но без претензий, а с уважением. Когда есть уважение к свекрови, тогда и она будет по-другому себя вести. Начните разговор с благодарности за то, какого сына она вырастила, что для вас он такой хороший муж, и вы так его любите. Любая женщина от таких слов смягчится. Искреннее отношение вам поможет найти общий язык со свекровью. Ведь вы любите одного мужчину, но она как мать, а вы как жена.

В том, что касается воспитания ребенка, объясните ей, что если родители будут направлять свое воспитание в одну сторону, а бабушка – совершенно в другую, то этим вы можете навредить ребенку. Этот ребенок может не стать православным, и может не стать мирским. И будет чувствовать себя очень беспомощным в этой жизни. Он может стать духовным инвалидом. Ради ребенка поговорите со свекровью. Но помните о том, что ребенок может и сам сделать свой выбор. И он будет ориентироваться на любовь, где ее больше. Если невоцерковленная бабушка будет радовать своего внука походами в цирк и театр, и при этом будет спокойная, будет делать это из любви к внуку. А воцерковленные родители, исполняющие все правила, но будут нервные, находящиеся в состоянии истерики, будут ругать бабушку, что она в пост ребенку молока дала. В такой ситуации ребенок скорее выберет бабушку, даже если она не православная.

Один священник сказал, что самое сложное в жизни это воевать с самим собой. Важно не соблюдать ритуалы, а следить за своей душой. В семье, где душевное состояние стоит на первом месте, ребенок никогда не уйдет в секту или к неверующим людям. Ребенок сердцем почувствует, что правда в такой семье, где любовь и спокойствие.

Куликов Иван Семенович. Старинный обряд благословения невесты в городе Муроме. 1909 г.

Куликов Иван Семенович. Старинный обряд благословения невесты в городе Муроме. 1909 г.

5. Сын встречается с женщиной…

«Как быть, если сын встречается и живет с девушкой, которая потеряла девственность от другого? Я ему пытаюсь сказать, но он на меня не реагирует. Как ему доступнее объяснить, чтобы он понял, что дети будут не его. Он ведь может жениться на ней. Ему 26 лет».

Жизненная ситуация в современной России такова, что, действительно, девственниц практически не осталось. Сейчас это наша жизнь. Это все, конечно, очень и очень плохо, это даже дико. Современная молодежь даже не представляет себе, что возможна другая жизнь, отличная от той, что они сейчас ведут. Все истинные ценности для них являются пережитком прошлого, чем-то из прошлого века.

В данной ситуации надо внимательнее присмотреться к этой девушке. В ней может быть много хорошего, и она, возможно, очень любит вашего сына. Ошибка, сделанная ей, есть следствие неправильного воспитания. Очень многое зависит от ее отношения к этому проступку. Нет ни одного человека, который жил бы и не согрешил. Если эта девушка обманулась, думала что это была любовь, а ее просто бросили, и она страдала, понимая свою ошибку, то это одна ситуация. Если же ей двигал цинизм, по принципу «бери от жизни все», то это уже другая ситуация. Конечно же, хочется, чтобы сын взял в жены чистую девушку. Но, если он уже влюблен, то он ничего не услышит. Особенно, если в семье не было примера послушания старшим.

Что же делать? Перед тем как начать разговор и с сыном, и с этой девушкой, помолитесь, попросите, чтобы были даны вам нужные слова. Расскажите им о том, что семья – это огромная ответственность. Сыну объясните, что, если девушка относится с цинизмом к таким вещам как близость, то в браке может случится всякое. Сможет ли он пережить ее измену? Если же эта девушка искренне раскаивается, ей стыдно за свою ошибку, то зачем же ее совсем добивать? Лежачего не бьют. В этом случае, наоборот, надо встать рядом с ней, помочь ей, отогреть ее. Попросите ее не озлобляться и научиться в семье быть чистой.

Покаявшемуся человеку никто не должен напоминать о его грехах, только он сам всегда должен о них помнить. Огромная ответственность на том, кто возьмется судить в такой ситуации. Помочь советом можно, но всегда оставляйте человеку выбор.

6. Пример святой семьи царя НиколаяII

«Расскажите о благотворном примере царской семьи в нашей повседневной жизни».

Наш монастырь возник как подворье монастыря Царских страстотерпцев. У всех нас трепетное отношение к царской семье. Постепенно пришло осознание того, что они сделали для России…

Не каждый человек, любя Бога, пойдет на мученическую смерть. И не только сам на нее пойдет, но и со всей своей семьей. Исторический факт, что царь Николай Второго за много лет был предупрежден о событиях 1917 года. У него был выбор из трех вариантов. Он мог с семьей уехать заграницу и спасти, таким образом, свою семью, но при этом Россия как государство рухнет и будет расплачиваться за его предательство. Он мог также отказаться от престола и уйти странником, сохранив при этом жизнь своей семье. Но Россия опять же от этого пострадала бы. И третий вариант, царская семья остается в России и приносит себя в жертву, и своей кровью искупает то, что Россия отходит от православия.

Царь всех своих детей с детства готовил к мученической смерти. Он говорил: «Нет той жертвы, которую я не принес бы во благо России».

Это была истинно православная семья. Читая их дневники, переписку Николая и Александры, видишь, каким нежным было у них отношение друг к другу, даже спустя 15 лет совместной жизни. Сохранить такое отношение можно только, когда сердце переполнено любовью. Православный человек черпает любовь путем очищения своей души, и тем, что он набирает благодать в свое сердце.

Царская семья удивительна тем, что она образец православной семьи. Мудрое, спокойное, бережное отношение к жене и детям – вот образец главы семьи в лице Николая Второго. Но при этом, при воспитании своих детей царь был строг и никого не баловал. Слова о том, что они жили в роскоши, вели праздный образ жизни, неправда. Это говорили, чтобы опорочить имя царской семьи. Цесаревич Алексей, пробуя солдатскую кашу, говорил, что еда в армии вкуснее, чем у них в семье. Вы можете представить такое в семьях нынешних правителей?.. Во время гражданской войны царица и царевны работали в гнойном отделении больницы, где были самые тяжело больные люди. И делали это не напоказ.

Просто посмотрев на фотографию царской семьи, видно отблеск небесной красоты на их лицах. Конечно, нужно равняться на эту семью. Но важно понимать, насколько высока эта планка. Вы можете просить их в своей молитве.

Данный материал подготовлен на основе звуковой записи беседы монахини Нины Крыгиной «Вопросы о семейной жизни»

( http://www.realove.ru/)

Брак как экзамен для трех женщин одновременно

Часто утверждают, что среди представителей двух породнившихся семей женщины между собой поддерживают отношения более напряженные, чем мужчины. Что ж, я не мужчина и могу согласиться с таким утверждением без риска быть обвиненной в какой-нибудь «гендерной дискриминации». Да, мне почему-то действительно кажется, что в «родственные» конфликты женщины вступают активнее мужчин. Подразумеваю «классические» линии конфликтов: свекровь и невестка, теща и свекровь.

Поздникова Иветта. Руфь и Ноеминь. 2007 г.

Поздникова Иветта. Руфь и Ноеминь. 2007 г.

Трудно представить себе молодого мужа, который бы при первой возможности жаловался друзьям на тестя или с нотами презрительного снисхождения рассказывал про него: «Народ, вы представьте, этот странный человек вчера принес нашему сыну та-а-акую футболку! Просто диву даюсь, что за вкус у него». Зато для невестки часто едва ли не каждый второй шаг свекрови глуп, а каждый третий – «ни в какие ворота», даже если ей хватает такта не говорить об этом вслух.

«Ой, она снова накупила сыну какой-то безвкусной дешевки и думает, что нормальный человек это станет носить!», «Ну, со свекровью говорить бесполезно…», «Муж мой из такой семейки… и вспоминать не хочется!» – это мемы «навскидку» из обычных женских разговоров (в том числе из разговоров верующих женщин). Примерно так же невесток воспринимают и свекрови, в то время как тести, рассуждая о зятьях, часто всего лишь плечами пожмут: «Ну, я в его годы был другим… Впрочем, дочери нравится – и ладно». Отчего так?

Не хочется штамповать расхожее «женщины стервознее мужчин» и «им больше нечем заняться». В мужской среде конфликтов не меньше, просто решаются они жестче, а потому быстрее. Иногда даже со скоростью рассекающего воздух кулака. Все основные страсти свойственны человеку вообще, а не представителям того или иного пола, но от пола очень зависит, какая страсть с какими нюансами (порой даже гормональной природы) громче «рванет» в определенной, типичной для этого пола роли и ситуации.

Маковский Владимир Егорович. Мать и дочь. 1886 г. Государственная Третьяковская галерея

Маковский Владимир Егорович. Мать и дочь. 1886 г. Государственная Третьяковская галерея

Особенность женской роли в том, что брак для нее – это всегда экзамен. Как собственный, так и брак ее ребенка. Женщина всегда интуитивно чувствует, что основная ответственность за воспитание детей лежит на ней. На мужчине – ответственность за общую стратегию, условия, атмосферу, ресурсы, в которых проходит воспитание. А ответственность женщины более конкретна: приучила к порядку – или вырастила неряху, занималась развитием детей – или пустила всё на самотек, научила тому, другому, пятому – или не научила. А где больше конкретики – там легче проверить и выставить двойку. Мужчину в собственных глазах неплохо аттестует должность, социальный статус. А женщина, даже с прекрасной карьерой, воспринимает как позор и жизненное кораблекрушение недостатки своих детей и мучается от них, но чем больше мучается – тем старательнее иногда хочет скрыть «плохую игру» за маской апломба.

Драматизм брака в том, что он – как бы экзамен для трех женщин одновременно: для молодой жены, для тещи и для свекрови. Теща «держит ответ» перед зятем и свекровью: хорошую ли хозяйку она вырастила, умную ли девушку в целом. Свекровь «виновата» перед тещей и перед невесткой за каждый «не такой» шаг собственного сына. А отношения невестки со свекровью обычно обостряются с рождением ребенка – ведь теперь молодая жена «проходит проверку» не только как хозяйка, но и тоже как мать.

Признавать свои ошибки непросто. И почти подсознательно избирается тактика: лучшая защита – это нападение.
Но если где-то в глубине души (порой, конечно, очень глубоко) любая женщина свои педагогические и прочие ошибки хотя бы смутно видит, то признавать их прилюдно, да еще и перед лицом другой женщины (ведь конкурентки!!!) – бывает ой как непросто. И тут почти подсознательно избирается тактика: лучшая защита – это нападение.

Маковский Владимир Егорович. Тет-а-тет 1885-1905 гг. Государственная Третьяковская галерея

Маковский Владимир Егорович. Тет-а-тет 1885-1905 гг. Государственная Третьяковская галерея

Еще никто и ни в чем вслух не пытался обвинять ни молодую жену, ни ее маму, но они уже заранее вступили в крепкую коалицию с девизом: «Ну чего ждать-то, от его-то семьи!» Как говорится, только в России фраза «он весь в отца» – это чаще всего ругательство. А еще чаще звучит: «Ну, мамочка его так воспитала, что поделаешь!» А что такое страшное-ужасное «воспитали» в молодом муже, чего нет у других «двуногих»? Да даже если ничего – приходится искать! Ведь только на фоне «глупой» свекрови ты выглядишь презентабельно в собственных глазах. И лишь на фоне «ужасной» невестки ты можешь оглядываться на свою жизнь не с раскаянием, а с «законной» гордостью.

Женщина интуитивно чувствует, что ее ребенок в его новой, замужней или женатой жизни не может быть абсолютно идеален и ни в чем не виноват, и, соответственно, выходит, что неидеальна она – мать, воспитавшая такого ребенка. Но на уровне осознанных мыслей, фраз и действий она (и, конечно, ее Машенька или Петенька) неоспоримо, абсолютно, безнадежно, непробиваемо – права. Молодая жена тоже смутно догадывается, что как хозяйка она далеко не подарок, и потому болезненно, неадекватно бурно реагирует на любой намек свекрови вроде: «Оля, хотите мы вам “посудомойку” подарим?»

Однако, если вовремя не увидеть в своих «идеальных» поступках, словах, правоте, презрительном фырканье просто мелкого, пустого, ни на чем не основанного самооправдания с самоутверждением, то ценой такой слепоты может стать целая жизнь – жизнь семьи.

Да, всякий грех – лишь изуродованная добродетель, и подобное болезненное отношение к собственному имиджу в глазах других женщин (и в собственных тоже) – это просто пародия на покаяние. Мы способны к покаянию, у нас есть этот дар, есть совесть, но часто вместо внимательного взвешивания собственной жизни и собственных недостатков перед очами Божиими нам удается лишь переживать о том, как бы нам «не опозориться» в глазах новых родственников. И оттого мы враждуем на них – невольных свидетелей нашего несовершенства, как будто бы они в нем виноваты…

Конечно, у женских конфликтов в семье много граней. Среди них и такие особо острые, как собственничество и ревность. Но это, пожалуй, отдельная, слишком обширная тема…

 Елена Фетисова

Интернет-журнал Православие.Ru 

Протоиерей Андрей Лоргус. Послание мужьям

Основное послание молодым мужу и жене — любите друг друга! Это послание может выражаться в пожеланиях, советах, молитвах, главное — как его понимать, как его раскрыть, как донести до молодых.

Протоиерей Андрей Лоргус. Послание женщинам

Мы, мужчины и женщины, враги или партнеры?

Прежде всего, нужен ли нам конструктивный диалог? Мы ищем выход из создавшегося положения или враждуем?

О любовной зависимости

Начнем с того, что человек по своей природе – существо зависимое. Сама потребность зависеть от кого-то заложена в нас уже с рождения, и сопровождает нас на протяжении всей жизни.

Страница 2 из 5

Работает на WordPress & Автор темы: Anders Norén