Любовь. Этим возвышенным словом мы называем высшую форму сердечной привязанности, которая, в зависимости от душевного склада человека, вызывает от эгоистического чувства обладания до стремления к самопожертвованию. Естественно, что второе, несмотря на известную сложность, а, может, именно поэтому, является предметом, восхваляемым в любой культуре.

В древнерусской традиции идеалом любви принято было считать жизнь Петра и Февронии Муромских. Церковная традиция тоже предлагает нам пример Муромских князя и княгини как семью, которая смогла достичь идеала любви. Жили преподобные в XIII веке. Петр унаследовал княжество от своего брата Владимира, Феврония была незнатного происхождения. Отличавшаяся благочестием и нищелюбием княгиня стала неугодна боярам, и супруги предпочли оставить княжение, но не расставаться друг с другом. Однако прошло совсем немного времени и те же самые люди, которые презрительно напоминали о низком происхождении Февронии, просили супругов вернуться. И добродетель восторжествовала. Бояре и народ полюбили свою добрую княгиню.

Идеалом любой добродетели можно считать лишь то, что не заканчивается в жизни временной, но продолжается в Вечности. Так и произошло с Муромскими святыми. Несмотря на то, что Петр и Феврония на закате земной жизни приняли монашество, они завещали похоронить их в одном гробу. И здесь мы видим еще одно стремление возлюбленных сердец — желание умереть одновременно. Действительно, истинно любящему сердцу невыносима боль утраты, оно готово последовать за возлюбленным даже в тот мир, который является не опытно постижимой истиной, но исключительно предметом веры. Но Вечность не может быть предметом вожделения даже с любимым супругом, если в Вечности нет жизни. Жизнь же невозможна без ее Первоисточника. Так и получилось со святыми Петром и Февронией — они свою любовь не ограничили только узким кольцом брака, но, любя, прежде всего, Господа, распространяли это чувство и на ближних, в первую очередь, на нуждающихся в их помощи.

Можем ли мы подражать Муромским святым? Для этого, конечно, важно, прежде всего, захотеть этого. Желаем ли мы, чтобы наш любимый человек всегда был с нами? Не только при жизни земной, но и в Веке Будущем? Готовы ли мы терпеть его недостатки? Готовы ли жертвовать собой? Ведь любовь — всегда жертва. Любить — значит делиться. Делиться своим временем и покоем, переживать, недосыпать, разделять с возлюбленным все-все трудности, а при особом жизненном кресте — нести тягость супружеской болезни или немощи, иногда такой, что все приходится брать на свои плечи и жить за двоих. Эгоистическая любовь даexcursion_tours_rossia_33391же не имеет права именоваться любовью, для этого чувства приличнее название «страсть». А страсть, это то, что обладает тобой, пожирает тебя, то, что делает рабом. Любовь же возвышает, окрыляет, делает человека свободным. Быть свободным — значит иметь возможность добровольно, без внутреннего или внешнего принуждения совершать поступки. И на такую свободу способно только любящее сердце. И такая любовь воистину творит чудеса.

Житие Петра и Февронии рассказывает нам, что по смерти их собирались хоронить отдельно, хотя преподобные завещали похоронить их в одном гробу. Но как можно похоронить монахов вместе, хоть они и были супругами до пострига? Невозможно. Петра и Февронию приготовили к погребению в разных монастырях, но святые мощи чудесным образом оказались в одном гробу, и там, где происходит такое чудо, человек не властен что-то изменить. Так любящие сердца соединяются в Вечности, пребывая в Божьей любви.

Приходилось встречать мнение, что жизнь Петра и Февронии не может быть примером идеальной христианской семьи, так как у них не было детей. Но это не так. Известно, как минимум, трое детей этой благочестивой четы. История сохранила их имена: Евдокия, Юрий и Святослав. Нам еще предстоит оценить многогранность жизни Муромских преподобных, которые смогли быть одновременно праведными христианами, любящими супругами и добрыми родителями. Каждая из этих граней преломляет свет Божией любви по-своему, но лишь в полноте этого ограненного самоцвета мы можем видеть целостность христианской жизни.

Примечательно то, что Муром славится еще одной удивительной святой — Иулианией Лазоревской. Мать 13-ти детей, с детства она несла подвиг постничества и постоянной молитвы, в юном возрасте начала вышивать для храмов, а в зрелые годы кормила нуждающихся. Но не из состояния имущего супруга брала праведница средства для благотворительности. Ночами, после трудного рабочего дня готовила святая рукоделие для продажи. И весь этот подвиг Иулиания несла тайно, посвятив в сокровенный труд лишь верную служанку. Однако, даже не это удивляет и возвышает эту удивительную дщерь Христову. Ее любовь распространялась на всех. Это то, что можно без сомнения назвать истинным христианством. Она не боялась смерти. В годы страшной эпидемии она тайком ходила ухаживать за тяжелобольными, обмывала и готовила к погребению скончавшихся от тяжелой болезни. Многие ли из нас сейчас смогут без страха PeterFevronia2пойти и бесстрашно отдать себя помощи больным, к примеру, сибирской язвой? Вот это и есть настоящая любовь. И этой любовью святая защищала и удерживала слуг, оставшихся с ней даже после получения вольной в годы страшного голода. Никто из ее слуг не впал даже в воровство, хотя в то страшное время нередки были и случаи каннибализма. Своим благочестием праведная Иулиания привела к монашеству родителей мужа, она окружала их своей любовью и заботой до самой смерти. Сама же, как она говорила по смирению, не удостоилась монашества. Что ничуть не умаляет очередь богомольцев перед ее чудотворными мощами.

И в завершение современная история. Одна благочестивая паломница прожила в Муроме неделю, ежедневно прося перед мощами Петра и Февронии доброго и верующего супруга. Не чудо ли найти такого человека в наши дни? И это чудо произошло. А каких чудес ждать нам в день праздника этих удивительных святых? Главное чудо — дар любви, который может дать нам Господь, если искренно будем просить у Него и у Муромских преподобных — покровителей любви и брака. Но просить надо, помня, что Господь помогает только тому, кто сам прилагает усилия, а не надеется, что все произойдет само собой. Ведь чудо — результат соработничества нас, слабых людей, и Всемогущего, но по Своей любви не лишающего свободы волеизъявления, Бога.

Протоиерей Андрей Ефанов (www.omiliya.org)

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *