часть 2-я

Утро в Иерусалиме —  это особое утро. Потому что оно начинается именно здесь. Была пятница.  Нам предстояло пройти  дорогой всего  Крестного  Пути  Господа нашего  Иисуса Христа, потому  цель нашего паломничества был Живоносный  Гроб Господа, а другой дороги и нет. Ви́а Долоро́са (лат. Via Dolorosa, букв. «Путь Скорби») или Крестный путь  — улица в Старом городе Иерусалима, по которой, как считается, пролегал путь Иисуса Христа к месту распятия. На Виа Долороса находятся девять из четырнадцати остановок Крестного пути Христа. Последние пять остановок, или Стояний, как принято говорить в русской традиции,  находятся на территории Живоносного Гроба Господня.

121

Я должна сказать, что вся история  улицы Скорби, Виа Долороса, существует и развивается в лоне католицизма. Названные четырнадцать мест, станций, или стояний, не находят полного отображения в Евангелии, большая их часть, — это предание западной Церкви. Большую роль в хранении этого знания играет Францисканский орден, в его ведении находятся некоторые места.  Хотя Армянская Церковь, Иерусалимская и Греческая церкви также имеют  храмы и монастыри на этом Пути. С Виа Долороса связано возникновение обычая, характерного для католического благочестия. Хотя еще до разделения Церквей была паломническая традиция проходить путь из Гефсимании к Гробу Господню. Верующие перемещаются от одного памятного места к другому, останавливаясь перед каждым для молитвы и размышлений о событии.

Нам советовали успеть  пройти к Гробу Господню  до полудня, так как после обеда католики еженедельно по пятницам совершают Крестный ход с   огромным количеством паломников.    Мы по карте, быстрым шагом пробежали весь старый город,  который предстал перед нами, как один сплошной восточный базар: тысячи лавочек, торгующих всем, от еды и одежды до продавцов самодельного ладана.  Спрашивая на английском у торговцев, где Виа   Долороса  начинается, мы прибыли наконец-то на место первого Стояния, чтобы от туда, по карте, прийти к цели.

555

Место это было на возвышенности, и дорога спускалась вниз по мощеной каменной мостовой.

Первое Стояние Крестного пути — место, где Господь Иисус  Христос был осужден Пилатом в Претории, то есть в месте, где Понтий Пилат жил и правил.

Второе Стояние — бичевания и возложения Креста. Распятию на кресте, по римским законам, предшествовало бичевание. Пилат велел бичевать Господа «легко».  Несколько  солдат  наносили удары со всех сторон. Их бичи, представлявшие собой ремни с вложенными в них острыми, костяными или свинцовыми шарами, как говорят историки. А пока плотники заканчивали изготовление креста, воины придумали себе забаву над «царём Иудейским»: накинули на Господа  красный  плащ, короновали  голову венцом из терновника «и плевали на Него, и, взявши тростник, били Его по голове». (Мф. 27,30). А затем возложили на Него Крест. На этом месте находится францисканский католический монастырь. Там во дворе,  на  мощенных плитах высечена игра римских солдат, они кидали  кости, когда разыгрывали Ризу Господа. Место Претории  было первым впечатлением и запомнились очень ярко.

222

Далее, вниз по улице,  на нашем пути,    Греческий Православный Монастырь, где написано «тюрьма Господа». Истинность этого места оспаривается многими. Это каменные коридоры с небольшими гротами, там нет света, входишь туда с зажжённой свечой, место  трудное, его хотелось скорее покинуть.

Третья Станция Крестного пути — место, где Господь, по преданию, падает в первый раз под тяжестью Креста.

Четвертая, — место встречи Господа со своей Пречистой Матерью. То же самое  западное предание гласит, что толпа теснила шествие, и Пресвятая Богородица, потеряла сандалии, на этом месте в мощеной мостовой остались углубления от Ее стоп. Место это закрыто, находится в комнате за стеклом, а плиту покрывает мозаичный пол с изображением сандалий Богоматери.

212

Пятая Остановка Крестного Пути – это место, где легионеры охраны, раздраженные медленным продвижением их пленника, заставили прохожего, Симона из Керинаики, нести крест Спасителя.

«И повели Его, чтобы распять Его. И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его. И привели Его на место Голгофу, что значит: «Лобное место» (Мк. 15, 20-22); «И, когда повели Его, то захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом… И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его» (Лк. 23, 26,32-33)

999

Шестая Остановка Крестного Пути — место, где вмурованный в стену обломок колонны обозначает место расположения домика «Св. Вероники», женщины, имя которой осталось тайной для всех, а Вероника, это от Vero Icone , в переводе – Лик Истинный;  которая отерла окровавленное лицо Господа платком, смоченным холодной водой. Лик  Господа  Иисуса Христа, запечатлелся  на платке в терновом венце.  Эта   история присутствует в западном христианском мире.  Мы же, все,   знаем историю о Нерукотворном образе Спасителя от Иоанна Дамаскина,  в «Трех речах в защиту святых икон»,  он писал: «Некто рассказывал историю: когда Авгарь, царь Едессы, отправил своего художника, дабы тот написал образ Господа, но тот был не в состоянии сделать это из-за лучезарного сияния лика Его. Тогда Господь положил верхнее платье на Свой божественный, животворящий лик и таким образом запечатлел его на платье и отправил изображение жаждущему, Авгарю».  Авгарь с благоговением принят Нерукотворный образ Спасителя и исцелился. Спас Нерукотворный был помещен в нише над городскими воротами Едессы. Потом Святой Образ был перенесен в Константинополь,  этот день Православная Церковь вспоминает 29 августа по григорианскому календарю.

777

Седьмая Станция Крестного Пути — место второго падения Иисуса Христа.

Восьмая станция — Обращение Иисуса к дщерям Иерусалима.

«И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нём. Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: «блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы не питавшие!» тогда начнут говорить горам: «падите на нас!» и холмам: «покройте нас!». Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?»  (Лк. 23, 27-31).

Девятая Станция Крестного Пути — место третьего падения Господа по пути на Голгофу — отмечена колонной, расположенной около ворот эфиопского монастыря, входящего в храмовый комплекс Гроба Господня.

Пройдя все это, мы подходим к Храму Гроба Господня, с тыльной стороны.

Проходим во внутренний дворик через Эфиопский монастырь, следуем далее через каменный двор и выходим к главному входу.  Здесь находятся все оставшиеся места молитвенного стояния Крестного Пути: Десятое,- деления Риз, Одиннадцатое,- Распятие на Кресте, Двенадцатое ,- Крестной Смерти (Принадлежит Греческой Православной Церкви. Обилие росписей, лампад, икон, и,  возможность коснуться рукой  к камням  священной скалы Голгофы. Распятая фигура Иисуса Христа с каноническим расположением Пресвятой Богородицы  и Иоанна Богослова),  Тринадцатое, — Снятие с Креста, Четырнадцатое, — положение во Гроб, в Кувуклии.

333

На входе, при дверях есть рассеченная колонна,  — средняя из трех колонн на левой стороне портала главного входа храма Живоносного  Гроба Господня.  Сама трещина чуть более метра в длину, идет вдоль колонны и расширяется книзу, достигая примерно 7-8 см в ширину и глубину.

История ее такова. Согласно православному преданию, трещина появилась чудесным образом в Великую субботу 1579 года. В это время Османской империей правил султан Мурад III, а Патриархом был Софроний IV (1579—1608). Это предание гласит, что армяне подкупом добились у иерусалимского паши позволения им одним быть в храме Воскресения Христова в Великую субботу. Поэтому православный Патриарх вместе с народом не были допущены внутрь, и,  плача,  молились перед входом в храм. Ожидание уже сильно затянулось по сравнению с обычным временем и вдруг раздался громовой удар, одна из колонн храма треснула и оттуда вышел Благодатный  Огонь. Патриарх зажег свои свечи, от него зажгли все православные и все пришедшие в храм.

На самом входе, внутри  Храма  Гроба Господня, находится большая мраморная плита, над которой висят множество горящих лампад. Это камень Помазания. Настоящий камень скрыт под этой плитой. Тонкий аромат мирра истончается от этого места, об этом говорят все паломники. Есть традиция возложить на него масла, воду и землицу Иерусалима, которые паломники везут потом домой своим близким.

Когда мы зашли в зал, где находится Кувуклия, мы удивились, потому что не увидели ни толпы ни большой очереди. И это было для меня настоящее чудо.  Неужели,  вот так просто, без многочасового стояния в очереди паломников (к блаженной  Матроне Московской мы стояли  пять часов), мы сможем прикоснуться к Живоносному Гробу Господа?

888

Да, все так и вышло. Несколько человек, около пятидесяти, стояли в очереди на вход в Кувуклию. Стали и мы.  Потом пришел распорядитель араб, стал отсчитывать по четыре человека и запускать внутрь Кувуклии.  Я весь день ждала этого момента, а он наступил так просто, тихо.  Пройдя сюда через весь старый Иерусалим, дорогой скорби и Крестного Пути Господа, я конечно непрестанно молилась.  Идти сюда, не сопереживав, не сочувствовав, не скорбев конечно просто не возможно. Но в то же самое время,   у меня в душе была радость Воскресения, как невидимый глазом Свет, свет, который согревал и радовал, и  не было тяжести  и не было уныния.

В Кувуклию мы вошли согнувшись, там камень положения Господа, с которого Он Воскрес.  Там круглогодично поддерживается Пасхальный Благодатный огонь. Мы опалили там свои пучки –свечи, все, сколько было, потом мы раздали их нашим близким. Припав на колена, мы целовали Живоносный Гроб Господень, молились. Время, проведенное там показалось больше всего дня. Паломникам разрешено возложить на Живоносный Гроб Господа масло, воду, миро, иконы, нательные крестики. Так сделали и мы.

Стоило нам выйти из Кувуклии, как Храм заполнился паломниками, мы протискивались к выходу в толпе. Людей там со всего мира, всех рас и национальностей, видимо — невидимо.

4231

Мы вышли из Храма и сели отдохнуть на ступени Храмовой площади.  Время было шесть часов вечера. Вдруг раздался стук, с определенным интервалом. Из ворот Храма вышли священники, монахи, арабская охрана. Они выстроились в две шеренги. Затем, с патриаршим посохом в руке,  вышел Иерусалимский Патриарх. Он прошел по площади, процессия за ним, все обогнули стены Храма и скрылись. Израильские полицейские стали обходить паломников и туристов, говоря на английском, что Храм будет скоро закрыт, и всем надо покинуть площадь, потому улицы и переулки, ведущие на выход из старого города тоже закрываются калитками на ключ до утра.

Мы решили, что побудем еще, уйдем последними. Я смотрела на площадь, на Храм, моя душа как бы заскучала, где же? Где Господь? И мне ощутилась страшная пустота этого города. Где искать Господа? И вдруг, душа наполнилась жизнью и светом   — Господь в нас, в наших душах, наших сердцах. Святое Причастие дает нам эту возможность, принять Господа в горницу своей души.  Я вспомнила о том, как преподобный Серафим Саровский говорил, что здесь у него и иордань, и пустыня и Иерусалим. Он был прав, ведь с Ним был Господь.

Пустынные улицы Иерусалима, закрывающиеся калитки за нашими спинами,  отозвались у меня в душе  Евангельскими строками:

«Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст. Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: благословен Грядый во имя Господне!»  (Мф. 22, 37-39).

Мария Соникиди

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *