— Папочка! Смотри, что я нашла! — трехлетняя Наташа протянула папе маленькую цветную бумажку, наподобие тех, что вкладывают иногда в упаковки жевательной резинки. На них обычно нарисованы машинки или какие-нибудь фантастические существа, герои мультфильмов…

Но на картинке, которую нашла Наташа, была изображена обнаженная натурщица в вызывающе непристойной позе. Изображение мутное, некачественное, линии размыты. Но все же… Подержав такую картинку, хотелось пойти и вымыть руки.

— Где ты это взяла?

Аллегория милосердия. Статуя Летнего сада. Санкт-Петербург

Аллегория милосердия. Статуя Летнего сада. Санкт-Петербург

— Вон там, на полу. Где перчатка лежит. Папа подошел к вешалке. Андрюшина шерстяная перчатка была чуть влажной: наверное, по дороге из бассейна играл с ребятами в снежки. Вторая перчатка торчала из кармана куртки, воротник которой еще покрывали капли растаявшего снега.

— Ай-яй-яй! — сказал папа. — У твоего брата мокрые перчатки! Как же он завтра в школу-то пойдет? Давай за ним поухаживаем: ничего ему не скажем, а возьмем перчатки и положим на батарею. Он утром будет их искать, а они на батарее,

— И он обрадуется, да?

— Еще бы! На, неси. Потом бабушке расскажи, как мы Андрюше помогли. А мне с ним поговорить надо.
«Чему тут удивляться? — думал папа. Мальчика не посадишь под стеклянный колпак. Он общается с другими детьми, ходит по улице, по подземным переходам, видит рекламные щиты, видит газетные прилавки… Он склонен ко греху, как все люди» а враг не дремлет… Нет, надо поговорить с ним не откладывая».

Андрюша был в детской один: Ванечка простудился и, во избежание «семейной эпидемии», лежал в бабушкиной комнате. Его старший брат, напевая что-то воинственное, увлеченно занимался любимым делом: начинал сборку новой модели, парусника эпохи Петра Великого. Аккуратно, при помощи маникюрных ножниц и бритвы, он отделял детали будущего корабля от штамповки, обрезал лишние, крепящие части и зачищал готовые детали специальным маленьким напильником — надфилем. Это надо было делать очень тщательно, чтобы ничто не мешало потом хорошей склейке.

В комнату вошел папа; мальчик приветливо и простодушно посмотрел на него, но туг же заметил, что папа чем-то озабочен. А тот решил начать просто, без подготовки:

Аллегория Истины. Статуя Летнего сада. Санкт-Петербург

Аллегория Истины. Статуя Летнего сада. Санкт-Петербург

— Андрюша, мне тут странная картинка попалась, видимо, твоя. Она валялась на полу в прихожей, под твоей курткой…

Мальчик густо покраснел и опустил глаза. Он не хотел и не мог притворяться, лгать. Отлично понимая, о чем вдет речь, Андрюша испытывал жгучий стыд, причем какой-то особенный: его не просто изобличили в плохом поступке — обладание той картинкой как будто ставило непреодолимую стену между ним и родителями. Как это ужасно, что папа узнал! Как стыдно!.. В ответ он смог только выдавить:

— Где она?

— Я ее сжег. Надеюсь, ты понимаешь, что ей не место у нас в доме? Вдруг Ваня найдет…

— Но она чужая, мне ее один парень дал.

— А ты ему скажи, что твой отец нашел картинку и сжег. Если хочет, пусть мне позвонит — я ему все сам объясню. Можешь для утешения тоже подарить ему картинку — один из твоих кораблей. — Хорошо…

Андрюшу мучила только одна мысль: «Папа знает. Что теперь будет? И как я мог, как я мог ее выронить! А что, если и мама знает?»

— А мама знает? — спросил он, все еще не поднимая глаз.

— Нет. А что?

— Не говори ей, ладно? Ни за что не говори! Пожалуйста!

— Почему не говорить? — Папин голос был строг и холоден.

— Нельзя — разве ты не понимаешь? Она меня… любить не будет.

Аполлон. Статуя Летнего сада. Санкт-Петербург

Аполлон. Статуя Летнего сада. Санкт-Петербург

— Хорошо. Я не скажу маме. Но смотри, что получается: ты носишь в кармане вещь, которую не просто скрываешь от нас, но и отлично знаешь, что мама, обнаружив ее у тебя, станет меньше тебя любить. И, зная это, ты все-таки имеешь при себе эту вещь! Как же так?..
Мальчик молчал. Все было правильно: он надеялся, что родители «не узнают» о плохой картинке, а вот почему она плохая и зачем она ему нужна, он и сам не смог бы объяснить.

— Видишь ли, сынок, — продолжал папа уже мягче, — когда мы смотрим на окружающие нас предметы, людей, изображения, то нам приходят в голову разные мысли. Например, смотришь ты на эти детали и представляешь себе будущий корабль, а заодно вспомнишь о том, как царь Петр создавал русский флот, и еще о чем-нибудь подобном. А когда ты смотришь на икону, то вспоминаешь о Боге и Его святых угодниках; твоя мысль отрывается от всего низменного, земного и возносится в мир Духовный. Очень важно, что мы видим вокруг себя, какие предметы и изображения нас окружают. Дело в том, что некоторые из них могут навеять и дурные, греховные мысли. Например, эта картинка. От нее могут возникнуть такие нехорошие мысли, в которых ты никогда не признался бы нам с мамой. Конечно, не сама по себе картинка виновата: нечистые мысли внушают нам враги нашего спасения, бесы. Ведь, если подумать, что в этой картинке такого уж нечистого? Изображено человеческое тело. Ну и что? Однако мы с тобой знаем, что эта картинка неприличная, дурная, что смотреть на нее не следует. Правда же, знаем?

Андрюша наконец отвлекся от горестных мыслей о том, что папе известно о его картинке, и теперь, следя за ходом его рассуждения, пытался разобраться в себе. И правда, он знал, что смотреть на эту картинку — грешно. Хотя вот вопрос: откуда он это знал?

Аллегория искренности. Скульптура Летнего сада. Санкт-Петербург

Аллегория искренности. Скульптура Летнего сада. Санкт-Петербург

— Да. А откуда знаем?

— А на что, по-твоему, человеку совесть? Совесть — это нравственное чувство, данное нам от Бога, чтобы мы могли самостоятельно различать добро и зло. Ее называют «глас Божий в человеке». Ты, конечно, слышал выражение: «совесть мучает»? Это значит, что человек совершает что-то дурное, а внутреннее нравственное чувство обличает его. Только особенность совести в том, что она оставляет свободной нашу волю, и мы, даже слыша ее обличительный голос, можем продолжать грешить. Люди, которые не слушаются велений своей совести, постепенно теряют ее, становятся «бессовестными».

Это можно сравнить со звоном будильника по утрам. Бывает, ставишь будильник в своей комнате на семь часов утра, чтобы вставать рано, и в первое утро при звоне пугаешься и сразу вскакиваешь с постели. Если ты немедленно встанешь и оденешься, то потом каждое утро будешь просыпаться и вставать по звонку. А бывает, что будильник звонит, а ты говоришь себе: «Можно еще поспать», — и спишь, пока взрослые не разбудят тебя. В таком случае через три-четыре раза при звоне будильника ты уже ни за что не встанешь.

То же самое и с совестью. Если мы слушаемся ее с самого начала, все идет как следует. Но когда мы становимся равнодушны к тому, порицают или одобряет она наши поступки, то через некоторое время мы уже совершенно не слышим ее призывов, начинаем грешить открыто, как будто бы у нас и совсем нет совести. Однако в данном случае я могу тебе объяснить, почему эта картинка неприличная и почему христианину не следует на нее смотреть. Человеческое тело, особенно в некоторых своих частях (ты знаешь, в каких) должно быть прикрыто одеждой. И открывать его напоказ перед всеми — это великий стыд и грех.

Ты и сам чувствуешь, что открывать свою наготу стыдно. Этот стыд, говорят, имеет высокое, духовное происхождение. Адам и Ева после грехопадения заметили, что они наги, и устыдились своей наготы. Нам, их потомкам, чувство стыда дано как дар — как охрана чистоты и защита от блудных грехов. Но стыд похож на совесть: если не обращать на него внимания, человек станет бесстыдным. Когда пропадает стыд — как будто часовой уходит со своего поста, и враги могут смело врываться в крепость и грабить ее.

Аллегория сладострастия. Скульптура Летнего сада. Санкт-Петербург

Аллегория сладострастия. Скульптура Летнего сада. Санкт-Петербург

Поэтому грешно не только самому раздеваться перед другими людьми, но и смотреть на чужое обнаженное тело. Это бесстыдство. Один человек бесстыдно фотографируется без одежды, другой бесстыдно разглядывает его тело. От этого могут возникнуть дурные мысли — их называют блудные помыслы, — и другие грехи.

А знаешь, что способствует распространению между мальчиками таких бесстыдных изображений? Неправильное представление о человеческом теле. То есть они просто не знают, что такое наше тело: это знание дает человеку только Церковь.

Человеческое тело устроено премудро, даже совершенно. Если немного знать его строение и представлять себе, как работают его органы, какой ни возьми: хоть сердце, хоть почки, хоть ухо, — то оно может показаться сложнейшей машиной. Но это не машина: наше тело появляется из яйца, растет, живет, клетки его обновляются, происходит обмен веществ, кроме того, тело болеет, стареет и, наконец,… А вот можно ли сказать, что «тело умирает»?

— Умирает не тело, а человек, — подумав, сказал Андрюша.

— Вот именно. Тело после смерти остается, его предают земле. Тогда что же такое смерть? Как вам объясняли в воскресной школе?

— Это разлучение души и тела.

— Так. Вот и главное отличие человеческого тела от тел других органических творений: в нем, при жизни человека, обитает бессмертная душа. С раннего детства я тебе это все время напоминаю. Никогда, никогда не забывай эту истину… Что это — душа?

— Душа — главное в человеке. Она невидима, как все духи, как Ангелы. Только с душой человек живет; когда она выходит из тела, он умирает. Какое-то время тело и душа существуют отдельно друг от друга, до Страшного суда. А потом, по гласу Архангела, все души соединятся со своими телами, и все люди воскреснут. Об этом воскресении всех людей говорится в Библии, в книге пророка Иезекииля…

Аллегория архитектуры. Скульптура Летнего сада. Санкт-Петербург

Аллегория архитектуры. Скульптура Летнего сада. Санкт-Петербург

— Это верно. Человеческое тело — дом души. Только при помощи тела душа может существовать в здешнем, материальном мире и общаться с другими душами.

Но я скажу тебе больше: тело — это не просто жилище нашей души. Его еще называют храмом Духа Святого, потому что наша душа лучшей, высшей своей, духовной частью соединяется с Богом. Когда мы причащаемся, мы принимаем в себя Самого Христа, под видом хлеба и вина… При этом освящается и наша душа, и наше тело.

А осквернить храм Духа Святого — великий грех. Знаешь, чем человек его оскверняет?

— Чем?.. Грехами.

— Да, в первую очередь плотскими грехами: чревоугодием, блудом. Эти страсти оскверняют тело и даже внешне уродуют его.

— Папа, а что это — «блуд»?

— Это такой грех, когда человек вступает в брачные отношения не со своим супругом — мужем или женой, — а с разными посторонними людьми. Когда он вступает в такие отношения без благословения Церкви — то есть без венчания. Наконец, когда эти брачные отношения происходят не в семье, не для рождения детей, а просто так, по греховной прихоти легкомысленных людей. Грех блуда — страшный, смертный грех. В Писании ясно сказано, что блудники не войдут в Царство Небесное, то есть их ждет ад, если, конечно, они не покаются и не исправятся.
Грехи чревоугодия и блуда не только губят душу, но и губительно действуют на тело. Чревоугодники часто страдают заболеваниями желудка и кишечника, нарушением обмена веществ. Блудники часто заболевают неизлечимыми болезнями, при которых заживо гниет тело, портится кровь, проваливается нос…

Это происходит с людьми, которые грешат делом. Но ты знаешь, что страшен и мысленный грех. И к собственному телу, и к телу нашего ближнего мы должны относиться не просто с уважением, а с благоговением, как к храму, в котором обитает Дух Святой. Мы не имеем права оскорблять этот храм своим бесстыдством. А если случайно взор наш упадет на обнаженное тело, не прикрытое одеждой, надо скорее отвести глаза и помолиться Богу, чтобы Он сохранил нас от бесстыдных воззрений и нечистых мыслей.

Аллегория мореплавания. Скульптура Летнего сада. Санкт-Петербург

Аллегория мореплавания. Скульптура Летнего сада. Санкт-Петербург

А от друзей, которые дают тебе неприличные картинки, советую держаться подальше. Они совершают двойной грех: не просто сами проявляют бесстыдное любопытство, но и других стараются им заразить. Я говорил тебе, что бесы учат людей вовлекать в свой грех и ближних, чтобы не одному гибнуть.

Я хотел бы, чтобы мой сын сберег и свое тело, и свою душу в чистоте. Это трудно, конечно. Но зато люди, достигшие такой совершенной чистоты, уподобляются первородному Адаму, до его грехопадения. Им даже дикие звери повинуются, как повиновались Адаму в раю…

— Пап, ну, а если нехорошая мысль все же придет в голову, что с ней делать?

— Что делать? Прогонять ее другой мыслью, высокой, святой. Памятью о Боге. Молитвой. Или, например, мыслью об исповеди: о том, что в нехорошей, грязной мысли придется покаяться…

Но в тех случаях, когда твоей душе грозит реальная и серьезная опасность, молитва должна быть искренней и горячей. Не такой, как иногда ты «вычитываешь» вечернее правило: язык произносит слова, а сердце остается холодным. Нет, молитва в минуту опасности для души должна исходить из сердца. Хочешь, я покажу тебе образец настоящей молитвы — какой она должна быть? Этот образец есть у нас в доме…

«Кто же у нас настоящий молитвенник? — успел подумать Андрюша. — Наверное, мама».

Иван Айвазовский. Девятый вал. 1850 г. Санкт-Петербург, Государственный Русский музей

Иван Айвазовский. Девятый вал. 1850 г. Санкт-Петербург, Государственный Русский музей

Папа между тем встал и открыл дверь в большую комнату. Прямо перед Андрюшей, на противоположной стене, висела давным-давно знакомая ему картина — «Девятый вал». Чудом уцелевшие моряки цеплялись за обломки мачты — все, что осталось от огромного, потерпевшего крушение корабля. А кругом бушевали страшные волны…

— Вот кто действительно взывает к Богу о помощи: тот, кто понимает, что, кроме Него, помочь некому. Когда почувствуешь опасность для души: что хочется присмотреться к бесстыдному изображению, что появляются дурные, грязные мысли, -проси Бога о помощи, как эти моряки…

Юстиция. Аллегория правосудия. Статуя Летнего сада. Санкт-Петербург

Юстиция. Аллегория правосудия. Статуя Летнего сада. Санкт-Петербург

А мне, например, знаешь, что в .голову приходит, когда я вижу на улице, на обложках журналов такие бесстыдные изображения? Я думаю, что эти женщины и девушки — чьи-то сестры, дочери… Прохожие смотрят на их изображения и не задумываются об этом.

Ты хотел бы, чтоб твоя сестра, когда вырастет, оказалась вот на такой же картинке и глупые мальчишки передавали картинку друг другу?.. Вижу по лицу, что нет: тебя эта мысль приводит в негодование. Тогда не оскорбляй бесстыдным взглядом и чужих сестер. Ну, все, Оттаем эту тему закрытой, да, сынок?

— Да. Маме только не говори!

— Не буду. Но ты, брат, не откладывай с исповедью. Наш батюшка на этой неделе каждый день исповедует. Пойдем к нему прямо завтра, чтобы не носить грязь в душе. Встанем пораньше, чтобы тебе в школу не опоздать.

— А маме что скажем?

— Объяснение с мамой я беру на себя. А ты подумай, подготовься к исповеди.

Папа потрепал Андрюшу по голове и вышел из комнаты.

Персональный сайт священника Вячеслава Романова (http://www.duhovnik.com/)

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *